Новости

Владимир Блинов на "ОТР": как восстановить рынок труда после пандемии

Как восстановить рынок труда после пандемии? В эфире «ОТРажение» Владимир Блинов, директор научно-исследовательского Центра профессионального образования и систем квалификации РАНХиГС.

Смотреть запись трансляции...

Тамара Шорникова: ...Разъяснит нам, возможно. Владимир Игоревич, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Владимир Блинов: Добрый день.

Тамара Шорникова: Отталкиваясь сразу от звонка телезрительницы, вот этот момент: учатся, отдают деньги даже за учебу, не берут никуда. Может быть, не на тех учатся? Может быть, плохо учат? В чем здесь проблема?

Владимир Блинов: Ну, в общем-то, проблема рыночная. Как обычно, на рынке надо связать несколько концов. Во-первых, чтобы квалификация была востребованная, нет смысла учиться квалификации невостребованной. С другой стороны, это активность самого человека, он должен представлять себе это рабочее место и тогда уже принимать решение о том, учиться или нет. И вот обучение тех лиц, которые находятся вот в такой сложной жизненной ситуации, – это, конечно, вопрос очень и очень индивидуальный. Здесь ответственность и службы занятости, которая, собственно, формирует банки вакансий, и образовательных организаций, которые реализуют программы обучения, или это центры самих работодателей..., либо обучение идет за счет самих людей.

Иван Князев: Ну вот здесь, понимаете, очень такой интересный момент: а на кого переучиваться? Как понять, на кого переучиваться?

Владимир Блинов: Да, это, пожалуй, самый такой...

Иван Князев: Особенно в своем регионе.

Тамара Шорникова: Особенно 45–50, например, если, да?

Иван Князев: Ну да.

Владимир Блинов: Да, сложный вопрос. Поэтому вот государство, например, ведь было распоряжение правительства в августе месяце об организации бесплатных, за счет государства, курсов повышения квалификации для 110 тысяч человек, которые находятся под угрозой безработицы вот в связи с кризисом. Была отобрана 171 компетенция, то есть вообще набор исчерпывающий и достаточно широкий. Мы видим, что, действительно, при таком обилии программ есть возможность вот эти два конца рыночных соединить, когда есть востребованная вакансия и есть человек, который может за достаточно короткие сроки, скажем так, получить эти компетенции.

Иван Князев: А что это за компетенции? Вот 151 компетенция (прошу прощения, Владимир Игоревич), ну что это за профессии?

Владимир Блинов: Да, 171.

Иван Князев: Что это за профессии?

Владимир Блинов: Самые разнообразные в самых разных секторах, от, скажем так, цифровых, новых компетенций до традиционных, связанных тоже и со строительством, связанных с ЖКХ и многие другие. Это можно посмотреть опять же на сайте, они все опубликованы, целая большая программа была реализована. Но вот говоря о результатах, я бы еще сказал о том, что даже первично найти работу – это полдела, надо смотреть, насколько люди закрепляются на этих вакансиях. Потому что очень часто у нас идут отчеты, которые говорят, что все трудоустроены и все хорошо, но потом мы фидбэк получаем, вот примерно как вот люди пишут...

Иван Князев: Ага.

Владимир Блинов: ...что не берут, что ссылаются на отсутствие опыта, ну и так далее.

Иван Князев: Ну вот я про это-то пытаюсь понять, про эффективность вот этих компетенций. Во-первых, мне непонятно, как, например... Ну вот я журналист по образованию, как мне, на инженера, что ли, можно будет переучиться? А вопрос: а в этом регионе нужны инженеры или нет? Как можно за такой короткий срок какую-то нормальную компетенцию получить?

Владимир Блинов: Естественно, я вот, может быть, оговорился, но правильно оговорился: речь идет о повышении квалификации, когда мы достраиваем квалификацию на основе имеющегося у человека образования.

Иван Князев: А-а-а... А в чем смысл, если в этой сфере нет вакансий? Ну вот чуть-чуть улучшат мою компетенцию в сфере журналистики, но если и так вакансий нет?

Владимир Блинов: Я бы, во-первых, рекомендовал не сферу журналистики. Есть прекрасные, скажем так, вакансии для технических писателей, правда, придется писать уже не статьи и заметки, а придется работать с отчетами, например, и так далее...

Иван Князев: Ага.

Владимир Блинов: ...где, конечно, необходимо мастерство журналиста в полной мере, поскольку...

Иван Князев: А другой пример, такой вот более понятный нашим телезрителям, потому что журналистика – это отдельная история? Ну вот человек специалист, я не знаю, в строительстве, всю жизнь работал, может быть, инженером на стройке, прорабом и так далее, технадзором, инспектором. Вот на что ему можно переучиться?

Владимир Блинов: Ну, здесь опять же вы дали такой обширный набор. Скорее всего, это специалисты среднего звена. Я думаю, что конкретную вакансию, конечно, можно подыскать в регионе, где развито строительство. Это может быть, прекрасные сейчас есть технические лаборатории в сфере строительства, еще что-то. То есть как раз развиваются новые технологии, связанные с применением новых инструментов, и специалисты среднего звена, тем более с опытом, конечно, могут быть востребованы, если сами освоят вот эту технику.

Иван Князев: Ага.

Владимир Блинов: Очень востребованы, скажем так, люди, которые просто не только надзором за рабочими занимаются, но могут научить, поэтому есть и ряд педагогических квалификаций, которые вполне работают.

Тамара Шорникова: Давайте вместе послушаем телезрителей. Лариса, Тверь, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Вот, вы знаете, я из Твери. У нас есть крупный вагоностроительный завод, он делает «Ласточки», еще вагоны, составы, да?

Иван Князев: Ага.

Зритель: Я знаю, год требуется рабочие и сейчас. Но какие специалисты? Шлифовщики, фрезеровщики, слесари механосборочных работ... Алло, слышите, да?

Тамара Шорникова: Да, продолжайте.

Иван Князев: Да-да-да.

Зритель: И зарплата, зарплата 40 тысяч, это минимум. Как их, сварщики вообще получают... Сейчас они открыли филиал в Торжке, выступал начальник цеха по тверскому телевидению и сказал: «Рабочие требуются». Но молодежь не хочет работать, они говорят, им компьютер еще... На кого они учатся сейчас и родители их впихивают куда?

Иван Князев: Ага.

Зритель: Чтобы они были юристами, экономистами. У меня отец проработал 40 лет с мамой (я не работала) на вагоностроительном заводе, всегда прекрасные зарплаты, перспектива. Но молодежь не идет, хотя там есть училище. У меня отец был шлифовщиком, и чтобы сейчас найти шлифовщика хорошего, фрезеровщика, токаря, это такая проблема...

И я даже хочу сказать, есть работа, есть, но вагоностроительный завод, сейчас сестра ушла, ее просили работать до 60 лет, она работала заточницей, и сейчас вы знаете, сколько они набрали людей из других городов? Люди приезжают и ра-бо-та-ют. Вот, пожалуйста...

Тамара Шорникова: То есть закрыли? Вы говорите, просто год ищут, нашли?

Зритель: Что?

Тамара Шорникова: Вы говорили, что год ищут, не могут найти, в итоге нашли все-таки?

Зритель: Ну прямо год на остановке: вагоностроительный завод, требуются такие-то, такие-то, такие-то рабочие специалисты. У меня муж пошел, за один только месяц, сколько-то проработал, 40 тысяч получил.

Тамара Шорникова: Сорок тысяч.

Зритель: Зарплаты очень приличные, он самый перспективный завод у нас в Твери.

Иван Князев: Да, Лариса, мы вас поняли...

Зритель: Но молодежь...

Иван Князев: У вас в принципе взрослому человеку, если постараться, работу найти можно, молодежь только разве не хочет идти работать, им подавай теплые местечки.

Тамара Шорникова: Ну а с другой стороны, Владимир Игоревич, кто-то скажет, для него 40 тысяч хорошо, приличная зарплата, кто-то скажет, что мало. Мне кажется, нельзя все-таки так вот оголтело обвинять молодежь, что вот она, мол, не идет, не престижно. Может быть, если бы была зарплата 60, 70, 80 тысяч, может быть, быстрее, чем за год, нашли бы себе сотрудников хороших? Может быть, кто-то из тех, кто сейчас выбирает профессию, задумал: «Здорово, я буду работать фрезеровщиком, хорошо получать, пойду выучусь на фрезеровщика».

Иван Князев: Не смотри на меня.

Тамара Шорникова: Не пойдешь?

Владимир Блинов: Ну, конечно, мы можем отполировать действительность до, как говорится, блеска. Но я вообще поддерживаю наших детей, которые хотят хорошую работу, которые хотят высокооплачиваемую работу. Может быть, их запросы покажутся нам фантастическими, но это лучше, если бы они хотели занимать какие-то совершенно непонятные для их образования и возраста должности. Пусть мечтают, я считаю, что это абсолютно нормально. Другое дело, что стартовая позиция может быть достаточно низкой, это...

Иван Князев: Стартовая позиция низкая, а запросы завышенные. Я просто вспоминаю свою первую зарплату в 400 рублей в районной газете в 1998 году...

Тамара Шорникова: Вань, ну если ты мало получал, это не значит, что и нынешнее поколение тоже должно соглашаться.

Иван Князев: Я просто к тому, что, может быть, нужно с малого начинать, а потом уже... ?

Тамара Шорникова: Вот так вот всегда, а потом уже и пенсия, да?

Владимир Блинов: Я поддерживаю эту идею. Ничего страшного, можно начать с малого и расти.

Иван Князев: Не сидеть на шее у родителей.

Владимир Блинов: Я думаю, что нам надо в этом ключе, собственно, и воспитывать наших детей. Ведь первое рабочее место – это не крест на всю жизнь, ничего, в общем-то, зазорного нет...

Иван Князев: Да, спасибо. Камень на одном месте мхом обрастает, как говорит моя мама. Владимир Блинов у нас был на связи, директор научно-исследовательского Центра профессионального образования и систем квалификации РАНХиГС.

 
Поделиться в социальных сетях или отправить ссылку по почте: