Новости

Владимир Блинов в эфире ОТР: огромные усилия прилагаются к тому, чтобы новое поколение получало востребованные квалификации, а не квалификации вообще

ТЕМА ДНЯ: Кому хорошо платят?

Гости:
Григорий Кунис, управляющий партнер компании IGoods
Владимир Блинов,директор научно-исследовательского Центра профессионального образования и систем квалификаций Федерального института развития образования РАНХиГС
Виктория Пятница,управляющий партнер профессионального сообщества «HR -эксперты»

Иван Князев: В эфире «ОТРажение», мы продолжаем. В студии по-прежнему Тамара Шорникова...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев.

Иван Князев: Сегодня в большой теме мы хотим изучить, что происходит у нас в стране на рынке труда и, самое главное, на рынке зарплат. Почти весь прошлый год мы говорили о растущей безработице, вы нам рассказывали, сложно ли найти работу в вашем регионе. И мы решили проанализировать, как изменилась ситуация в первые месяцы этого года.

Тамара Шорникова: Ну и, чтобы быть объективными, посмотрели лучшие вакансии февраля в разных регионах на одном из порталов по поиску работы, ну, лучшие в плане зарплаты, разумеется, сейчас вот это важно. В феврале в Москве директору по строительству предлагают зарплату от 450 тысяч рублей, раз. Санкт-Петербург, менеджеру по продаже медоборудования от 300 тысяч рублей, два.

Иван Князев: Задуматься можно. Ну, понятно, что Москва и Питер – это отдельные истории, но столько же, 300 тысяч рублей, готовы заплатить в Нижнем Новгороде стоматологу-ортодонту. В Волгограде программист Битрикс может получать зарплату от 120 тысяч до 140. В Екатеринбурге зарплату от 100 тысяч рублей может получать ветеринарный врач. Обычным врачам в Омске и Красноярске готовы платить по 100–125 тысяч рублей (может быть, там клиника частная).

Тамара Шорникова: Вы, конечно, можете справедливо сказать, что профессии такие непростые, элитные, но, как отметили аналитики SuperJob, в январе 2021 года не только представители этих профессий получали много. Почти в 5 раз вырос спрос на обычных курьеров, при этом, естественно, зарплаты тоже выросли, они в регионах России достигают 110 тысяч рублей. Не подумайте, мы не преувеличиваем, можете проверить сами...

Иван Князев: Абсолютно, абсолютно точно.

Тамара Шорникова: Это больше, чем в Москве и Санкт-Петербурге, до 110 тысяч готовы платить курьерам на собственном автомобиле в Волгограде, Воронеже, Екатеринбурге, Казани, Красноярске, Омске, Самаре и многих других городах, там правда длинный список.

Иван Князев: Ну, мы вообще удивились, действительно, когда увидели зарплаты курьеров 110 тысяч рублей. Однако, как Тамара сказала, можете проверить это сами. Ну и вообще рекрутинговая активность работодателей в первые 2 недели февраля на 7–9% выше, чем за аналогичный период прошлых лет, то есть работодатели ищут работников и готовы платить. Так, может, мы все что-то где-то и не там ищем, когда говорим, что нет работы или мало платят?

Тамара Шорникова: Мы – работники, да.

Иван Князев: Да-да, мы, работники. Или есть какой-то перекос от региона к региону? Давайте разбираться вместе. Вы звоните нам, рассказывайте, что с работой в вашем городе и поселке, сколько предлагают, а мы вместе с экспертами проанализируем ситуацию, может быть, вместе и найдем вам что-нибудь подходящее, если вы сейчас без работы.

Тамара Шорникова: Григорий Кунис, управляющий партнер компании IGoods, сервис по доставке продуктов. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Григорий Григорьевич.

Григорий Кунис: Да, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да. Григорий Григорьевич, скажите, а как к вам устроиться курьером? Сколько я, например, смогу у вас зарабатывать, если вдруг надумаю сменить профиль работы?

Григорий Кунис: Вы, к сожалению, не сможете, лично вы, потому что это все-таки такой физически тяжелый труд, потому что у нас средний вес заказов в районе 30 килограммов...

Тамара Шорникова: Тридцать килограммов?

Григорий Кунис: Тридцать килограммов, да.

Иван Князев: Ага.

Григорий Кунис: Это средний вес заказа, который нам заказывают при доставке из гипермаркета.

Тамара Шорникова: Да, мне будет тяжеловато.

Григорий Кунис: Поэтому, конечно, только мужчин берем.

Тамара Шорникова: А рабочий день у вас примерно какой? То есть 30 килограммов за спиной – это сколько часов надо?

Григорий Кунис: Нет, за спиной это невозможно таскать, поэтому мы снабжаем курьеров специальными тележками и упаковочными боксами, они на руках носят, только если это подъемный этаж и лифт не работает. Ну какие-то маленькие участки, конечно, они переносят на руках.

Тамара Шорникова: Но тем не менее сколько вот часов?

Григорий Кунис: За 12 часов хороший курьер, который работает достаточно эффективно и знает, быстро перемещается, он может заработать где-то порядка 3,5 тысяч за смену, иногда рекордсмены и 4 с лишним зарабатывают.

Иван Князев: Три с половиной – четыре тысячи. Сколько смен в месяц тогда, получается, курьер может осилить? Ну так вот, если в среднем, чтобы совсем не умереть на этой работе.

Тамара Шорникова: На сколько умножать?

Григорий Кунис: Смотрите, нормой мы считаем работу 2 через 2, это точно под силу абсолютно всем людям, ну а дальше это уже, конечно, более редкие случаи... То есть, чтобы заработать 110 тысяч, которые сейчас звучат, это нужно, извините, умирать на работе, это теоретическая цифра, потому что каждый день работать – это безумно тяжело при такой интенсивности.

Иван Князев: Нет, ну...

Григорий Кунис: Мы в принципе даже не поощряем эти вещи, потому что человек может сломаться.

Иван Князев: Ну понятно, мы тоже несколько удивились такой зарплате в 110 тысяч рублей.

Григорий Кунис: Ага.

Иван Князев: Курьеров действительно сейчас требуется много?

Григорий Кунис: Очень много. В Москве сейчас просто катастрофа в связи с тем, что обрушился снегопад, всем нужна доставка в этой ситуации, и, конечно же, их эффективность падает, на какое-то время упала, и очень большой дефицит курьеров образовался за последние дни.

Иван Князев: И соответственно, вы готовы поднимать заработную плату, я правильно понимаю? И ваши коллеги, конкуренты, как их назовем?

Григорий Кунис: Мы вынуждены реагировать на ситуацию, конечно.

Тамара Шорникова: А как? Вот на сколько вырос ваш штат курьеров за пандемийный 2020 год и, соответственно, на сколько выросла, если выросла, их зарплата?

Григорий Кунис: Зарплата выросла, скорее всего, несильно, может быть, на 15–20%. Смотрите, ведь за единицу продукции, за один заказ, выросло просто количество, за счет того, что спрос сильно повысился, мы смогли плотность заказов увеличить, соответственно, при сдельной оплате один и тот же человек стал зарабатывать больше. Вот за счет этого рост прежде всего был. А штат курьеров увеличился примерно в 2,5 раза лично по нашей компании.

Тамара Шорникова: В 2,5 раза.

Григорий Кунис: По IGoods в 2,5 раза.

Иван Князев: Я хочу еще понять, кто идет сейчас в курьеры. Это важно для оценки ну общей температуры на рынке труда.

Григорий Кунис: Смотрите, я не могу за всех сказать, потому что там, где пешие курьеры, там другие требования. У нас при среднем весе около 30 килограммов, конечно же, это мужчины, это здоровые мужчины, как правило, до 40 лет, потому что после 40 уже начинаются проблемы со спиной у многих, они физически не выдерживают, все-таки там, получается, тонны нужно перелопатить за день.

Тамара Шорникова: Вы бы пошли в курьеры? Звоните, пишите нам, рассказывайте, что у вас в регионе с работой, что с зарплатами.

Иван Князев: Да, потому что вот мы сейчас узнали, какая зарплата у курьеров, надо бы еще понять, в разных регионах сколько они получают. Но вы расскажите, какая зарплата у вас в регионе и по каким профессиям.

Тамара Шорникова: Да. «Почему работаете курьером?» – узнавали наши корреспонденты у доставщиков товаров в Нижнем Новгороде, Москве и Екатеринбурге. Дополним сейчас информацию и после ее обсудим.

ОПРОС

Иван Князев: Ну вот заметьте, друзья, это все-таки не Москва, 60 тысяч бывший инструктор в автошколе сейчас получает.

Тамара Шорникова: Да, 50–60, вот такие суммы часто звучали. Кто зарабатывает в регионах под 100, как мы анонсировали? Если у вас вдруг выходной, курьеры, позвоните, расскажите нам.

Григорий Григорьевич, хочу вернуться знаете, к какой цифре у вас? В 2,5 раза вы увеличили штат курьеров за вот 2020 год. Сейчас постепенно ограничения снимаются. Если снимут все, люди сами начнут ходить в магазины, кафе по большей части, их придется увольнять? Или какая перспектива у тех, кто сейчас такую работу у вас нашел?

Григорий Кунис: Нет, увольнять точно не придется, потому что спрос достаточно большой, люди действительно, попробовав эту услугу, они остаются с сервисами доставки просто потому, что это удобно, экономия времени. Мы очень часто спасаем пожилых людей, для которых физически тяжело делать, мы спасаем молодых мам с детьми, это же совершенно не удовольствие ходить в большие гипермаркеты и тащить продукты, памперсы, это тяжелые сумки, вот я сказал, до 30 килограммов в среднем доходит вес заказа, женщине это просто не поднять физически. Поэтому, раз это удобно, раз это приемлемо по цене, люди остаются с нами.

Тамара Шорникова: Понятно, да. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо большое! Григорий Кунис, управляющий партнер компании IGoods, это сервис по доставке продуктов, был с нами на связи.

Вот многие наши телезрители сомневаются, что есть такие зарплаты. Смотрите, что пишут из Вологодской области: «Нигде вот так вот много не платят». Из Ульяновской области: «Заявленные зарплаты преувеличены примерно на 40%. В Ульяновске искал работу несколько месяцев». Еще телезрители просят: «Лучше бы рассказали, как на заводах платят». Уважаемые друзья, ну вы как раз позвоните и расскажите, как платят у вас по каким специальностям, в каких предприятиях, каких компаниях, мы вместе проанализируем ситуацию. А вот из Рязанской области уже написали: «Тридцать – шестьдесят тысяч – это о-го-го как много».

Тамара Шорникова: Давайте послушаем, теперь у нас звонок из Иваново, Иван Иванович оттуда дозвонился. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, алло.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас, Иван Иванович.

Зритель: Значит, самые большие зарплаты – это у губернаторов областей. Они самопроизвольно делают себе приказ, значит, в день 1 миллион рублей, и дальше себе, ну естественно, платят себе зарплату. Дворники, которые работают в Московской области, могут себе 40 тысяч позволить, из которых 20 тысяч – это он официально получает, а 40 тысяч идет откат в мэрию или куда-то, и так далее, и так далее, и так далее. Значит, я уж не говорю о сенаторах, которые отчитались за предыдущий 2019 год, 2 миллиарда 700 миллионов.

Здесь, естественно, должно подключаться через вашу программу либо первый, второй канал, у нас есть Следственные комитеты, есть органы прокуратуры, которые, естественно, должны, значит, на основании ваших запросов исследовать, на каком основании губернатор делает себе миллион зарплаты в год и сенаторы. У них есть определенная зарплата, даже если, предположим, 1 миллион в месяц, тогда становится очевидно, миллион, умноженный на 12 месяцев, 12 миллионов. Как сенатор отчитался, 2 миллиарда 700 миллионов? Второй сенатор отчитался – 2 миллиарда 200 миллионов, третий сенатор отчитался – 784 тысячи и так далее. Самым бедным оказался Путин, у него 750 тысяч на 12, то есть 9 200.

Иван Князев: Да, спасибо, Иван Иванович, вам за ваши подсчеты. Замечание на самом деле справедливое, очень много телезрителей нам пишут, что много очень получают, например, те же депутаты в той же Госдуме, вот из Ленинградской области мнение тоже: «Платят много только чиновникам».

А мы сейчас переадресуем этот вопрос нашему следующему эксперту. У нас Виктория Пятница на связи, управляющий партнер профессионального сообщества «HR-Эксперты». Здравствуйте, Виктория Григорьевна.

Виктория Пятница: Да, добрый день, дорогие коллеги.

Иван Князев: Ну согласитесь, справедливое, да, замечание? Почему у нас такой действительно сильный перекос, ну, пока в сторонку немножко депутатов отодвинем, вообще между руководящим составом какого-нибудь предприятия, госкомпании какой-нибудь и обычными работниками? Вот почему, например, те же топ-менеджеры получают... Еще президент нам в свое время объяснял, почему они получают, к примеру, по 1 миллиону, по 3 миллиона в месяц, а обычные работники в десятки раз меньше.

Виктория Пятница: Ну смотрите, давайте скажем так, что регламентация вот этих историй в коммерческой жизни, наверное, слабо прогнозируема и слабо контролируема, потому что коммерческие организации, собственно говоря, живут в том режиме, в котором они считают необходимым. Здесь я хочу сказать, что, наверное, вот идея относительно того, что топ-менеджеры получают прямо критично больше всех остальных, я, наверное, не скажу, потому что есть целый ряд должностей, которые и в связи с пандемией выросли значительно, на 25, на 30, на 50%. Я не говорю сейчас про курьеров, которые там, я не знаю, в разы могли увеличить оплату труда свою, хотя у них в том числе зависит все очень сильно от реальной выработки, а не от оклада, поэтому надо понимать, сколько работает человек, который получает 60 или 90 тысяч рублей в месяц.

То, что касается топ-менеджеров, то во многих компаниях, насколько я знаю, тех же самых западных, бывает, иногда вводится регламентация по оплате труда руководителей, и она не может превышать, например, более чем в 2 раза, более чем в 3 раза. Но прямой директивы здесь нет, государственного контроля здесь нет, и как уже уважаемый Иван Иванович из Иваново нам показал, у нас тоже в этом отношении не все благополучно, не все понятно и не все прозрачно, поэтому здесь, к сожалению, нерешаемый вопрос.

Тамара Шорникова: Виктория Григорьевна, а вот тут как раз про регламентацию очень интересно в зарубежных странах. Вы говорите, прямой директивы нет, – а как это исполняется? Это внутреннее какое-то распоряжение компании?

Виктория Пятница: Это больше на уровне корпоративной культуры компании, там, где принимаются определенные правила игры. И во многих компаниях, конечно, есть системы грейдирования, аналог нашей тарификации, уровня квалификации работников, которые помогают немножко осознать ценность должности в рамках бизнес-результата компании. Почему традиционно у топ-менеджеров выше оплата труда, даже в окладной части в том числе, не говоря уже о переменных составляющих? Как раз-таки исходя из того, что очень велика зона ответственности и велика зона, цена ошибки, которую человек может на этой роли допустить, поэтому, соответственно, и оклад выше.

Тамара Шорникова: Но насколько выше? Это же очень важно для каждого работающего человека. Вы говорите, что у нас зарплата топ-менеджеров некритично выше...

Виктория Пятница: Не везде.

Тамара Шорникова: Я думаю, что телезрители могут, наверное, поспорить. Если есть у вас примеры, позвоните, расскажите. Мне кажется, что можно услышать от кого-то из наших телезрителей историю про то, как он, например, работая в крупной, богатой компании, приезжает на работу на трамвае, вот, со своим пластиковым контейнером с едой, и при этом понимает, что его руководители или топ-менеджер вернулся с выходных на частном вертолете. Он просто знает эту информацию, и ему трудно поверить, что его зарплата несильно отличается. Вот все-таки в основном у нас это какая разница?

Виктория Пятница: Вы знаете, очень большая разбивка будет, потому что даже топ-менеджер в нашей компании... Вот возьмем, я не знаю, среднестатистического генерального директора, у него оплата труда может, собственно, в малом и среднем бизнесе составлять, я не знаю, от 150 до 250–300 тысяч рублей, и если мы берем крупный бизнес, то там несколько миллионов, и это не предел совсем, это только официальных денег, которые платятся, не говоря уже о всех дополнительных дотациях. Условно, если у нас топ-менеджер летает на выходных на собственном вертолете, то, может быть, не на собственном, а на корпоративном, и, скорее всего, это все у него заложено как дополнительный бонус в трудовой договор, например, с ним. Поэтому здесь очень большой разброс по цифрам и то, о чем вы говорите, это понятная тема.

У нас всегда все, кто работают, согласитесь, мы очень пристально смотрим на тот заработок, который идет у нас на топ-менеджеров. Я не хочу ни в коем случае сказать, что они его не оправдывают, потому что действительно в больших корпорациях висит огромная ответственность, но, конечно, цифры там не то что в десятки, в сотни раз они отличаются, это правда.

Иван Князев: Давайте послушаем телезрителей, Татьяна, Московская область, у нас на связи. Татьяна, здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Алло, здравствуйте. Рада вас видеть и слышать.

Меня такой интересует вот вопрос, который вы сейчас обсуждаете. Вы привели сейчас и показали в начале своей программы таблицу, да, сравнительную тех зарплат, которые предлагают работодатели, и там такие хорошие, красивые суммы стоят. Но, во-первых, это только предложение, то есть предложения, которые вы находите где-то в интернете, в каких-то объявлениях или через друзей, – это еще не факт, что вам столько платить будут. То есть, скорее всего, вот нижние пороги, которые там потом по городам и весям вы раскидали, вот это более реальная сумма.

Потому что, если сейчас даже оценить выступление вашего первого аналитика или эксперта, мужчина, который руководитель компании по доставке еды или чего-то, курьерами он руководит, то есть он сам сказал, что за 110 тысяч человек не выдержит, это нереальная зарплата. Суммы, которые называются вашими людьми в процессе опроса, это вот 40–50 тысяч, вот это реальная сумма, если говорить о курьерах.

Второй момент. Суммы, которые предлагаются, – это суммы на руки, или это суммы до вычета налога? Это тоже большая разница. Потому что если 100 тысяч – это «грязные» деньги, то на руки получаем сколько? – 87, тоже такой момент лукавый.

И третий, последний момент. Действительно, правильно сказал ваш первый эксперт, что люди до 40 лет, например, могут на тяжелой физической работе трудиться, даже женщина там не выдержит, то есть уже сразу идет отсекание большой части людей. А у нас, извините, с 40 до 60 у женщин и с 40 до 65 у мужчин большая категория граждан. Поэтому, как видно из вашего сюжета, в основном это подрабатывающие студенты, молодые люди, если говорить о курьерах, ну и мужчины, конечно, которые оказались по каким-то там причинам без работы. Вот все, что я хотела сказать. Спасибо.

Иван Князев: Да, спасибо.

Тамара Шорникова: Да, Татьяна, спасибо вам.

Иван Князев: Виктория Григорьевна, как прокомментируете? Действительно, вот иногда, когда смотришь работу, ищешь работу, то там ну такой люфт очень большой бывает, от 30 до 150 тысяч рублей, как хочешь, так и понимай. Почему работодатели так делают? И от чего это зависит?

Виктория Пятница: Ну, вы знаете, конечно, здесь есть элемент лукавства в том числе по той простой причине, что, как я уже сказала, даже... Мы вот взяли топ-менеджеров и определили, что у них там в десятки и сотни раз может быть люфт. Такая же история по очень многим направлениям бизнеса, возьмем ли мы там сферу бухгалтерии и финансов или IT-сферу и так далее, все равно разброс по цифрам будет очень большой. Конечно, работодатель стремится из вот этого люфта взять тот, который минимальный, на ту сумму, на которую человек согласится работать. И безусловно, я согласна, что вот те цифры, о которых мы говорим именно в части, допустим, оплаты тех же курьеров, как я уже сказала, это я не представляю себе, какое здоровье нужно иметь, для того чтобы, бегая, заработать вот эти, не знаю, 80–100 тысяч рублей.

Иван Князев: Ну понятно, да.

Виктория Пятница: Долго не протянешь, я думаю.

Тамара Шорникова: Виктория Григорьевна, если возвращаться все-таки к разрыву между тем, что платят рядовым сотрудникам, и тем, что платят уже на руководящих позициях, возможно, есть в HR-среде исследования, вот каким должен быть этот разрыв, условно в 4 раза, в 10 раз, чтобы это мотивировало, чтобы это было логично, честно?

Виктория Пятница: Ну, вы знаете, я бы так сказала, что, наверное, здесь мы вряд ли сможем говорить о какой-то честности в том отношении, что очень разное направление деятельности. Сколько может стоить ошибка бухгалтера по расчету заработной платы и сколько может стоить ошибка главного бухгалтера, например, в составлении годового баланса предприятия, то есть как мы можем оценить в разнице их оплаты труда?

Тамара Шорникова: Я по-другому спрошу тогда. Вот вы приводили в пример зарубежные компании, где такой регламент установлен. Они эффективнее работают? Они лучше показывают результаты, прибыль? Коллектив там лучше работает, где люди четко понимают, что я получаю во столько-то раз меньше, чем руководитель?

Виктория Пятница: Вы знаете, если в компании есть достаточно прозрачная вот эта система грейдирования и я понимаю, что для того, чтобы мне дорасти до следующей ступени, нужно предпринять те или иные шаги и тогда я буду на вот этой должности вот в этом грейде получать больше оплаты труда, немного другую компенсацию по дополнительному медицинскому страхованию, это, конечно, делает работу более, скажем так, комфортной для людей. Но вот напрямую ее завязывать на эффективность, на лояльность компании я бы, наверное, не стала, потому что это та тема, которая состоит из очень многих факторов, это действительно так.

Иван Князев: Ага. Виктория Григорьевна, еще один вопрос к вам и отпустим вас. У нас в нашей стране до сих пор оценивают должность или человека? Вот у вас как у специалиста по кадрам хочу спросить.

Виктория Пятница: Вы знаете, и так, и так. Потому что иногда в компании бывает, что практика и корпоративная политика организации говорят, что мы все-таки оцениваем должность и роль этой должности внутри организации, что она дает. Но с другой стороны, очень часто все-таки, и мы об этом знаем, наши личные взаимоотношения, это идет оценка человека как человека, то есть насколько он профессионален...

Иван Князев: Как профессионала, я вот больше хочу на это сделать акцент, на его качества, на его профессионализм, на его умения. Мы оцениваем в деньгах все-таки должность или вот эти качества?

Виктория Пятница: Ну смотрите, мы же одно от другого обычно не отличаем. У нас есть должность и на должность есть определенные параметры, что человек на ней должен демонстрировать, какие показатели результативности, эффективности своего труда, какие знания, умения и навыки. Потом мы проводим оценку человека и сопоставляем. Но когда мы делаем, например, обзор заработных плат, мы, конечно, не людей конкретных оцениваем, мы оцениваем роль, например это должность такая-то в организации такого-то объема, такого-то направления сферы бизнеса, а потом уже примеряем знания, умения и навыки человека для данной конкретной должности и смотрим, насколько он им соответствует либо нет.

Иван Князев: Ну понятно, да.

Тамара Шорникова: И все-таки еще один вопрос вдогонку и тогда точно вас отпустим. Как раз наш телезритель не так давно приводил свои подсчеты, сколько, по его данным, найденным, видимо, в открытых источниках, получают те же депутаты, губернаторы и так далее. Вот если оценивать депутатов и губернаторов как рядовых сотрудников, вам, специалисту по подбору персонала, понимая, какой у них объем обязанностей, какое для этого нужно образование, какие навыки, на ваш взгляд, у нас депутаты, губернаторы получают много, можно в принципе оптимизировать эти расходы государству, мало и, возможно, поэтому они не мотивированы, недорабатывают? Как вам кажется?

Виктория Пятница: Провокационный вопрос задаете.

Иван Князев: Ну уж попытайтесь, Виктория Григорьевна.

Виктория Пятница: Вы знаете, я думаю, что этот вопрос надо адресовать, наверное, самим представителям этих органов, потому что когда мы говорим про оптимизацию бюджета, про то, что эти деньги, наверное, могут быть использованы в других направлениях, когда мы сравниваем это с увеличением дохода среднестатистического россиянина или пенсионера, ну, конечно, это вызывает очень разные эмоции...

Иван Князев: Ну понятно, здесь, наверное, это будет несколько необъективно, потому что придется взывать к их совести.

Тамара Шорникова: Но это тоже объем ответственности, как вы говорите, и, возможно, логично, что они столько получают.

Виктория Пятница: Ну, для этого нужно, наверное, опять же, чтобы это решение принимали те люди, которые руководят этими структурами, потому что все цифры, в общем-то, понятны, и те цифры, которые мы видим, они, собственно говоря, все в открытых источниках, поэтому люди это тоже видят.

Иван Князев: Спасибо, спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Виктория Пятница: Иван Иванович посчитал уже, да, все доходы и расходы, так что...

Иван Князев: Виктория Пятница, управляющий партнер профессионального сообщества «HR-Эксперты».

Тамара Шорникова: Да. Давайте послушаем Евгения из Воронежской области. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Евгений.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Я вот слушаю вашу программу часто очень, мне нравится она. Но у меня такое впечатление складывается, что руководители наши вообще не смотрят и не прислушиваются к простому народу. Я работаю оператором на газовой заправке, зарплата у меня 6,5 тысяч. Я рад этому, понимаете, потому что негде больше работать, вообще работы не найти.

Тамара Шорникова: Вы работаете неполный день, видимо, да? Потому что это же ниже МРОТ.

Зритель: Нет, я работаю 10 дней в месяц.

Тамара Шорникова: Десять дней в месяц.

Иван Князев: А вы кто по специальности, Евгений?

Зритель: По специальности?

Иван Князев: Да.

Зритель: Инженер по радиотехническим средствам.

Иван Князев: Евгений, а вы по специальности пробовали устраиваться?

Зритель: Нет, не попробовал.

Иван Князев: А почему?

Зритель: Потому что нет таких вакансий.

Иван Князев: Радиотехник... Я просто вот сейчас попрошу наших режиссеров...

Зритель: Я живу в селе, не нужны такие специалисты.

Тамара Шорникова: Понятно. А если перебираться в город тот же?

Зритель: Нет, возраст не позволяет.

Тамара Шорникова: Возраст не позволяет.

Иван Князев: Я просто вот сейчас пытаюсь посмотреть вакансии, инженер-радиотехник в Воронеже сколько стоит. Если есть у наших режиссеров возможность показать сейчас мой компьютер, я попробую вот открыть. Вакансия в архиве, так, работодатель, радиотехник-монтажник...

Тамара Шорникова: И сколько примерно это стоило?

Иван Князев: От 30 до 37, инженер 25 тысяч, инженер, «Воронежский завод полупроводниковых приборов», до 30 тысяч; инженер, «Завод Энергон», от 47 тысяч. Ну, если здесь, конечно, речь идет о том, что человек живет в сельском поселении, то, наверное, здесь немножко другая история, но тем не менее интересно было бы посмотреть.

Тамара Шорникова: Да, спасибо вам за ваш звонок.

Иван Князев: Спасибо.

Ну и дадим слово еще одному эксперту: у нас на связи сейчас Владимир Блинов, директор научно-исследовательского Центра профессионального образования Федерального института развития образования РАНХиГС, на связи. Здравствуйте, Владимир Игоревич.

Владимир Блинов: Добрый день.

Тамара Шорникова: Так, очень тихо слышно.

Иван Князев: Очень тихо, мы...

Тамара Шорникова: Что-то можно с этим поправить сейчас?

Владимир Блинов: Так лучше слышно?

Тамара Шорникова: Да, вот так хорошо. Владимир Игоревич?

Владимир Блинов: Хорошо. Да?

Иван Князев: Как у нас будет развиваться рынок труда вот в этом году, в наступившем году? Пандемия, конечно, в прошлом году нас подкосила, но сейчас мы видим, что все-таки зарплаты растут, но, получается, не везде, что ли, они растут? И вакансии тоже не везде есть?

Владимир Блинов: Да, конечно. Дело в том, что точно так же, как в период пандемии все развивалось неравномерно, я думаю, что так же неравномерно все будет приходить и в свою норму. Вот та тема, которая связана с курьерами, вот этой живой доставкой, эти огромные зарплаты (ну не знаю, насколько уж они огромные), – это же ситуативно. Примерно так же будет происходить и возвращение обратно в нормальную ситуацию.

Тамара Шорникова: Да. Подскажите вот какой, может быть, разъясните для меня вопрос. Смотрели видеоматериал с сотрудниками, которые сейчас работают курьерами, кем они работали до этого, и вот что было в наших ответах: инженер-технолог общественного питания, газосварщик, электромонтер; не уточнили должность, но сказали, что работали на стройке. Это те профессии, которые... Ну уж газосварщик точно может быть очень прибыльной профессией. Это хорошие профессии, это квалифицированный труд, работают курьерами. Почему сейчас выходит так, что это в нашей стране выгоднее? Ведь, мне кажется, для экономики это не совсем хорошо. Или я ошибаюсь?

Владимир Блинов: Я думаю, когда квалифицированные работники идут на неквалифицированную работу, это, безусловно, потери для экономики. Но нередко ситуации складываются так, что низкоквалифицированный труд оказывается более востребованным, и эти, собственно, наши высокие квалификации порой теряют смысл при неустойчивом рынке. Потому что система квалификаций достаточно сложная вообще структура сама по себе и востребованность имеет и территориальную привязку, имеет особенности, так сказать, роста и падения определенных бизнесов. Поэтому неудивительно, что газосварщик оказался в курьерах.

Тамара Шорникова: Хорошо, а государству-то с этим что делать? И нужно ли что-то делать? Условно рынок сам разберется? Вот сейчас развивается сфера обслуживания, ну хорошо, пусть люди там трудоустраиваются, или переживать, потому что мы теряем кадры, надо с этим что-то делать? Что тогда?

Владимир Блинов: Вы знаете, мы предпочитаем переживать, переживать и на уровне профессионального образования, то есть огромные, в общем-то, усилия прилагаются к тому, чтобы новое поколение получало востребованные квалификации, а не квалификации вообще. Конечно же, в определенных, наверное, условиях возможна и государственная поддержка тех бизнесов, которые находятся на уровне прорывных технологий и так далее.

Иван Князев: Давайте послушаем Станислава из Хабаровского края. Здравствуйте, Станислав.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Расскажите, что у вас с работой в крае.

Зритель: Ну смотрите, допустим, это Охотск у нас, да, Хабаровский край, где добывают золото уже не один десяток лет. Если бы вы, конечно, увидели состояние Охотска, вы бы подумали, что тут вообще ничего нет, ни рыбы, ни золота, тут просто помойка на помойке, понимаете?

Люди у нас на заездах, вот, допустим, я стою на бирже труда, предложили мне водителем, 90 тысяч на ВАЗ, «буханка», это 2 месяца через 2. У нас булка хлеба стоит 80 рублей. Допустим, у меня дети, семья, я поехал туда, 40–45 тысяч в месяц у меня получилось, я не вижу ни семьи, никого, это на заездах. У меня друзья получают на заездах 120 тысяч на грузовом автомобиле так же 2 через 2.

Золота добыто здесь столько, а нищета конкретная, вы просто не видите. У нас только транспортное средство, чтобы отсюда выйти, – это самолет, это хорошо, что сделали хоть самолет 4,5 тысячи билет для местных сейчас жителей, а больше никак у нас. Вот золотодобыча у нас к чему приводит. Это советское время если взять, сколько получали старатели и так далее и сейчас сколько это все получается даже по тому же хлебу, ну сколько можно было хлеба купить тогда и сейчас? Ну 45 тысяч в месяц получается зарплата, от семьи нахожусь черт знает где – это что, нормально, что ли?

Вот у нас вот такое вот... А золота добыто, кроме золота еще серебра и всех породных ценных, уже все молчат, и все это засирается, если разобраться. Просто состояние Охотска если бы вы видели, что с ним... Это 25 лет там добыча золота происходит, асфальт только положили 5 лет назад, вот вам скажу я.

Иван Князев: Ага, мы поняли вас, спасибо, спасибо вам за эту информацию, за ваше мнение. Владимир Игоревич, как вот эту ситуацию исправить? Вахтовики, которым тоже занижают зарплату, предпенсионеры, которых с неохотой берут и с явно заниженной заработной платой? Как вот эту ситуацию исправить?

Тамара Шорникова: Предприятия, которые высасывают все и из человека, и из места, где они работают?

Владимир Блинов: Вы знаете, вот это тот самый случай, когда государство обязано вмешиваться. Вроде бы все хорошо и рынок сам все должен урегулировать, но мы все знаем, что это не так, и есть ситуации, в которых именно государство, включая и местное самоуправление, и федеральные власти, должно...

Иван Князев: А как оно должно вмешиваться? Ну не придет же, я не знаю, чиновник и скажет: «Платите здесь больше». Как это можно сделать?

Владимир Блинов: Нет, конечно, нет, конечно. Есть другого рода инструменты государственного управления и контроля, связанные опять же с распределением тех же доходов от работы этих предприятий. Потому что, действительно, мы сталкиваемся с ситуациями, когда 90% заработанных денег уходят из региона, естественно, это порождает ситуацию, когда не только вахтовики, но и местные жители не имеют ни работы, ни хорошего дохода.

Тамара Шорникова: Ну то есть менять что-то, с налогами связанное в том числе, как и куда они распределяются?

Владимир Блинов: В том числе да, конечно, и с перераспределением налогов, налоговых отчислений. Здесь надо серьезно думать, потому что многие территории просто-напросто не развиваются...

Иван Князев: Спасибо, спасибо.

Тамара Шорникова: Да, нужно серьезно думать. Начали искать ответы, коллеги вечером продолжат.

Иван Князев: Да. И поблагодарим Владимира Блинова и вас, уважаемые телезрители, за ваши SMS и за ваши звонки. Скоро продолжим.

 

Поделиться в социальных сетях или отправить ссылку по почте: