Новости

Эксперт ФИРО РАНХиГС Владимир Блинов: "Более 90% работодателей недовольны квалификацией рабочих"

Правда ли, что «рабочие на грани вымирания»? Как ответит система СПО на шестой максимум дефицита этих кадров? Почему 100-летний спор между «трудовиками» и «технологами» неконструктивен? Об этом в интервью сайту Президентской академии рассказывает директор НИЦ профессионального образования и систем квалификаций Федерального института развития образования (ФИРО) РАНХиГС Владимир Блинов.

– Владимир Игоревич, действительно ли на протяжении последних 20 лет наблюдается снижение численности набора на так называемые ППКРС – программы подготовки квалифицированных рабочих, служащих? Как это можно объяснить?

– Устойчивый спад приема в учреждения СПО-ППКРС наблюдается уже 30 лет. Одним из логических следствий этого процесса стало, между прочим, упразднение начального профессионального образования (НПО) в начале 2000-х годов. Оно объясняется прежде всего сокращением среди выпускников основной школы спроса на программы НПО. То есть невозможностью осуществить полноценный набор в профессионально-технические училища. Отсюда и передача их колледжам (техникумам), объединение программ под единым «зонтиком» среднего профессионального образования (СПО).

Сегодня, если говорить о ребятах, обучающихся по программам подготовки рабочих и служащих, то половина этого студенческого корпуса осваивают всего 9 профессий из более чем 200, которые значатся в перечне.  По многим направлениям фиксируется устойчивый нулевой набор.

Объяснений тому несколько. Во-первых, обычно, когда при приеме в колледж предлагается выбор между профессией и специальностью, при реально одинаковых условиях поступления (конкурсные процедуры практически не работают), абитуриент и его родители предпочитают именно специальность. Как качественную программу более высокого уровня, хотя и более (чаще всего на один год) длинную.  

Во-вторых, реализация программ с максимальной продолжительностью выгоднее для организаций СПО, так как на больший срок обеспечивает финансирование. Кроме того, программы подготовки специалистов среднего звена (ППСЗ) традиционно предполагают увеличенное количество теоретических часов, что существенно удешевляет подготовку. И, наконец, абсолютное большинство таких программ включает в себя модуль подготовки по рабочей профессии. А это дает возможность выпускнику начать свою карьеру с рабочих должностей, имея в запасе существенный образовательный бонус.

Так что по факту многие абитуриенты, чьи образовательные результаты подразумевают выбор в пользу программ ППКРС, поступают на программы ППСЗ. Благодаря, помимо названных причин, еще и искусственному снижению требований к конкурсному отбору. А все это вместе крайне отрицательно сказывается на стандартах подготовки.

Следующий факт может показаться парадоксальным, но согласимся:  качество профессионального образования сегодня во многом зависит от уровня преподавания в школах. Отказ абитуриентов от получения сложных высокотехнологичных специальностей и профессий во многом объясняется их незнанием физики, химии, математики. Школьная неуспешность вселяет страхи и неуверенность, существенно влияет на выбор профессии, а в дальнейшем и на квалификацию рабочих, специалистов. По-видимому, подходит время детальной ревизии школьных программ, пересмотра их с точки зрения принципа прочности усвоения знаний и умений.

– По данным Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара, дефицит квалифицированных и высококвалифицированных кадров для промышленности достиг в 2019 году своего шестого максимума. Как бы вы прокомментировали этот факт? Какой должна быть адекватная реакция системы СПО на вызовы экономики?  

– Недостаток рабочих, судя по данным многих исследований, не только количественный, но и качественный. Более 90% работодателей в нашей стране недовольны их квалификацией. При этом по доступности рабочей силы Россия занимает 89-е место в мире, что для индустриально развитой державы неприемлемо.

Обратимся к статистике пополнения состава этих кадров. Организации среднего профессионального образования выпускают ежегодно 720 – 750 тысяч рабочих и специалистов среднего звена. Из них собственно рабочих порядка 150 – 160 тысяч. По разным подсчетам, это примерно от 0,5 до 1,5% от общей численности рабочих в России. Очевидно, что сама по себе система СПО в отрыве от других институций не в силах устранить дефицит рабочих кадров – просто по своим «математическим параметрам». По-видимому, решение данной проблемы кроется не только в профессиональном образовании тех, кто еще не вышел на рынок труда, но и в профессиональном обучении сегодняшних рабочих. В пересмотре основополагающих принципов крайне неразвитой системы повышения их квалификации.

Современные профессии, поименованные в последней версии профессий и специальностей ТОП-50 (октябрь 2020 г.), отвечают перспективам развития техники и технологий. При этом в абсолютном большинстве они требуют среднего профессионального образования.

Рабочий-исполнитель с узкой и неизменной специализацией постепенно отступает в прошлое. Возможно, современные дети и их родители интуитивно чувствуют эту тенденцию. Так что снижение приема на традиционные ППКРС видится в этом ракурсе процессом вполне закономерным.  

– С точки зрения некоторых педагогов, каждый человек способен стать квалифицированным рабочим в своем доме: плиточником, дизайнером, водопроводчиком, рабочим по кухне (не только в Международный женский день). Может быть, готовить «мастеров по дому» следует массово, причем параллельно и в клубах и в школах? На разных уроках, занятиях, студиях?

– Полемика об уроках труда и уроках технологии велась в педагогических СМИ на протяжении всего XX века и двадцати последних лет. Сформировались две противоборствующие платформы. Представители первой доктрины, приверженцы уроков труда («трудовики»), утверждают, что каждый человек должен уметь что-то делать руками. «Технологи» предлагают расставить акценты иначе. А именно вот так: каждый человек должен разбираться в окружающих нас технологиях и уметь работать головой.

И те и другие по-своему правы. Хотя, похоже, спор неконструктивно затянулся. Возможно, что истина, как обычно, где-то посередине. Скорее всего, более актуальной выступает тема современного трудового воспитания, результатом которого становится трудолюбие и уважение к своему и чужому труду. Думается, что если бы удалось осовременить трудовое воспитание, то в его рамках нашлось бы место и «технологам», и «трудовикам».

 

Поделиться в социальных сетях или отправить ссылку по почте: