Новости

Владимир Блинов для ОТР: труд, как таковой, в сознании наших школьников исключен из системы ценностей

13 января на ОТР в программе «Отражение» обсуждали привлечение молодых специалистов на рынок труда. Экспертом программы выступил Владимир Блинов, директор научно-исследовательского Центра профессионального образования и систем квалификаций Федерального института развития образования РАНХиГС 

Стенограмма передачи:

Иван Князев: Демография, безработица лишили Россию 460 тысяч молодых работников за год. Речь о возрасте до 30 лет – это данные Росстата. Тенденция к сокращению наблюдается с начала 2010-х годов, и дальше, по словам экспертов, ситуация будет только ухудшаться. В ближайшие 10 лет самая активная возрастная группа работников лишится еще нескольких миллионов человек.

Тамара Шорникова: Тем временем в Госдуме предложили ввести профессиональные практики для школьников с оплатой проезда и проживания за счет государства. По словам законодателей из-за низкой профориентации в школах значительная часть россиян работает не по специальности. Более половины студентов уже на первом курсе заявляют, что не будут работать по диплому, на который они учатся.

Введение профессиональных практик на предприятиях для выпускников позволит молодым людям более взвешенно подойти к выбору профессии еще до поступления в вуз.

Иван Князев: В общем, молодежь на рынке труда – кто, как и где будет работать у нас в стране, как это отразится на экономике и производительности труда – обсудим с экспертами прямо сейчас.

Тамара Шорникова: Владимир Блинов – директор научно-исследовательского Центра профессионального образования и систем квалификаций Федерального института развития образования. Здравствуйте.

Иван Князев: Приветствуем вас.

Владимир Блинов: Добрый день. Добрый день.

Тамара Шорникова: Да. Как оцениваете инициативу? Предлагается оплачивать проезд школьникам, проживание в том регионе, в который захотят отправиться, чтобы на месте понять, что такое – то или иное производство, что такое – та или иная профессия. Заинтересует это? Поможет это четче определяться со специальностью?

Владимир Блинов: Да. Мы очень на это надеемся, поскольку профессиональные пробы, как таковые, наверное, на сегодняшний день самый эффективный способ помощи школьникам, студентам в выборе рабочего места. Пока не попробуешь на практике – все разговоры просто-напросто ни о чем получаются.

Тамара Шорникова: А предприятия вот в этой конкретной инициативе заинтересованы? Условно: им нужно какие-то группы, допустим, принять, показать. Школьник из другого региона – не факт, что он там приедет сюда учиться, останется. Может быть, он просто поймет, что вот такая профессия есть, и будет учиться на нее в другой области, пойдет на то предприятие, которое там расположено. Зачем им это?

Владимир Блинов: Вы знаете, крупные предприятия идут на эти риски и организуют профессиональные пробы для школьников, невзирая на то, что кто-то уйдет. Конечно, все делается с запасом, это большие затраты. Но у нас есть крупные предприятия (такие как Аэропорт Домодедово, например), которые устраивают широкомасштабные профессиональные пробы, привлекают, в общем-то, с молодых ногтей молодых людей к, так сказать, именно этому предприятию. И в конечном итоге они выигрывают. То есть их дефициты в рабочей силе существенно ниже, чем у тех предприятий, которые этого не сделали.

Иван Князев: Владимир Игоревич, я просто сейчас смотрю, что в регионах-то на самом деле уже потихоньку вот эти центры профориентации создаются. Вот в Тверской области на базе двух школ первый региональный образовательный центр, который тоже будет нацелен на профориентацию. В Белгородской области уже 76% целевых мест для будущих медиков заполнено. В Костромской области центр опережающей профподготовки откроется или уже, по-моему, даже работает.

То, что вот хотят сделать на федеральном уровне – это объединить все эти инициативы? Какой-то единый центр создать? Потому что вот регионы уже потихонечку начинают это делать.

Владимир Блинов: Дело в том, что все регионы, вот то же создание ЦОППов – центров опережающей профессиональной подготовки – это федеральная инициатива. И инициатива, которая и оплачивалась Федерацией совместно с регионами, то есть не только федеральные деньги. И поэтому там эксплуатируются общие методики, общие подходы.

И, в общем-то, если этот сервис заработает так, как он должен работать – ведь здесь важно от идеи перейти к реальным делам, – то это может существенно повлиять на выбор профессии нашими школьниками. И опыт тех регионов, где эти работы уже запущены – он подтверждает то, что это эффективно, и в союзе с предприятиями действительно существенную долю нашей молодежи мы сможем нормально профориентировать.

Тамара Шорникова: Что касается школьников – наверняка вы следите за цифрами, за тем, как те или иные программы эффективно работают, кто потом куда после этих программ идет. Что хотят школьники? Как это соотносится с тем, а какие специалисты нам сегодня нужны на рынке труда? Государству нужны.

Владимир Блинов: Вы знаете, вот мы в прошлом году провели целый ряд исследований на эту тему и увидели довольно неприятную вещь, что труд, как таковой, в сознании наших школьников исключен из системы ценностей. И начинать здесь, конечно, надо не со старших школьников, а гораздо раньше. Для того, чтобы человек имел возможность вообще занять позицию не иждивенца-ребенка, а позицию кормильца, производителя.

Тамара Шорникова: Интересно, а что… Простите. А что вы имеете в виду – труд не интересует? А на что рассчитывают? На что будут жить?

Владимир Блинов: Вот, вы знаете, дело в том, что инфантилизм в кризисе 17 лет – это очень характерное явление. Инфанты – они ни на что не рассчитывают. Инфанты – они двигаются по течению. «Будь как будет». И вот те опросы студентов, которые пришли на первый курс, вообще не зная, в принципе, зачем они это сделали – это вот как раз характеристика инфантильной позиции.

И, к сожалению, у нас сегодня, вообще, произошли такие возрастные смещения – у нас возраст инфантилизма существенно повысился. И причем это происходит во всем мире, не только в нашей стране. Если раньше мы говорили о кризисе 17 лет, то сегодня это кризис 21 года, а то и старше, как говорят наши зарубежные, так сказать, специалисты, коллеги.

Это очень серьезная проблема, которая свидетельствует как раз о том, что в более ранние периоды вот не были заложены основные трудовые навыки. Вообще, эта проблема, важнейшая проблема социализации человека – она не была актуализирована в сознании, поскольку вообще профессиональное самоопределение – один из стержней, так сказать, социализации как таковой.

Тамара Шорникова: Да тут даже речь не о трудовых навыках, а о каких-то жизненных ориентирах.

Иван Князев: Да.

Владимир Блинов: Жизненные ориентиры возникают, опять же, хочу подчеркнуть, в практике: надо попробовать что-то делать, для того чтобы оценить ценность труда. Разговорами здесь мы ничего не решим.

Тамара Шорникова: Прям коротко…

Владимир Блинов: Поэтому я полностью поддерживаю вот те системы профессиональных проб с выездами на места, чтобы вообще исключить всякие иллюзии про огромные зарплаты там, еще что-то. Познакомиться с теми людьми, которые работают на производствах, вот непосредственно в их деятельности. Не встречи в школе, а работа непосредственно на тех рабочих местах, которые, в общем-то, можно предложить.

Тамара Шорникова: Да. Понятно. Владимир Игоревич, коротко: вот таких инфантов в общем числе школьников у нас много? Процентное соотношение.

Владимир Блинов: Много. Вы понимаете, я не скажу процентное соотношение. Хочу сказать, что ценность труда занимает примерно шестнадцатое, семнадцатое место среди тех, так сказать, общепринятых ценностей, о которых сегодня вообще мы говорим в нашем обществе. Вот что настораживает. И такой процент таких молодых людей, к сожалению, очень велик.

Иван Князев: Одна маленькая ремарка, Владимир Игоревич: а куда они потом все-таки работать-то идут? Чем они занимаются, когда заканчивают вузы там или другие какие-то?

Владимир Блинов: Вот как раз вы же уже ответили на этот вопрос – идут работать не по специальности, идут работать на более низкие, случайные рабочие места, которые подвернулись. Испытывают при этом, так сказать, депрессивные состояния. Это не то, что им виделось, не то, что хотелось то есть. Ну, жизнь вот так вот подпорчена оказывается непрофессиональной деятельностью, вынужденной трудовой деятельностью.

Иван Князев: Хорошо хоть идут работать. Мне просто… Я боялся, что просто дома сидят на шее у родителей и жалуются на жизнь, что им не предлагают нормальные зарплаты и так далее.

Владимир Блинов: Ну конечно. Мы же говорим, что человеком руководят две вещи: нужда и желание. Очень бы хотелось, чтобы руководило желание, а не нужда.

Тамара Шорникова: Спасибо.

 

Источник: ОТР