Новости

Владимир Блинов: «Обществу больше не нужны места “передержки будущих рабочих кадров”»

Минпросвещения России анонсировало новый, укороченный по срокам вариант подготовки специалистов – «профессионалитет». Свое мнение о реформе системы, охватывающей более 3,5 тысяч колледжей и техникумов (не исключая «профильные вузы»), в беседе с корреспондентом сайта Президентской академии высказывал директор НИЦ профессионального образования и систем квалификаций Федерального института развития образования (ФИРО) РАНХиГС Владимир Блинов.

– Владимир Игоревич,  в Минпросвещения РФ представили новое понятие для обозначения компетенций синих воротничков – профессионалитет. Вводится новый уровень подготовки кадров на базе учреждений среднего профессионального образования (СПО), с «оптимизированным сроком обучения 2 – 3 года». Чем, на ваш взгляд, вызвана реорганизация? Насколько она своевременна?

– Разработка проекта «Профессионалитет» вызвана несколькими факторами. Первый момент: обучаясь по программам профессионального обучения, человек имеет возможность получить квалификацию рабочего за 3–6 месяцев. Тогда как по программам подготовки квалифицированных рабочих и служащих те же квалификации получают за 3–4 года. При всех разумных объяснениях – разница колоссальная. Решение сократить сроки напрашивается само собой.

Отсев обучающихся (отчисление по собственному желанию) – вторая причина. Многие не выдерживают 3–4 года в колледже. Пополняют ряды молодых людей без образования. Возможно, сокращение сроков классно-урочной консервации даст некоторый положительный эффект.

Не стоит сбрасывать со счетов и экономический фактор. Стоимость образования зависит от его продолжительности. Меньше период обучения – ниже расходы. Хотя эта зависимость, как мы уже сегодня убеждаемся, не линейна.

Еще одно немаловажное преимущество профессионалитета – ускоренный выход молодежи на рынок труда, пока это стремление к самостоятельности не остыло. Идея поддерживается многими работодателями, особенно в период кадрового голода. В СПО учатся дети из мало- и среднеобеспеченных семей (98%). Родители видят в ускоренном выходе своих детей на работу известное подспорье.

– В марте этого года первый заместитель министра просвещения Дмитрий Глушко заявил о двойном сокращении перечня специальностей в колледжах. Этот шаг был уже связан с подготовкой реорганизации системы? Не был ли он избыточен, как вы считаете?

– Достаточно обратиться к статистическим формам СПО-1, чтобы убедиться в том, что структура выпуска по профессиям и специальностям СПО очень неоднородна. Половина потенциальных рабочих обучается всего по 10 профессиям, а 80% выпуска – по 40. Ситуация с реализацией программ подготовки специалистов среднего звена аналогичная. Это означает, что многие профессии и специальности являются редкими или мало востребованными.

Сокращение вдвое – незначительный шаг. Даже если ужать список профессий и специальностей в 4 раза, мало кто это заметит. Есть программы, по которым выпуск составляет 100, 50, 25 человек в год на всю страну. Значит, никто не будет разрабатывать для них учебники и электронные образовательные ресурсы, готовить кадры. Подготовка будет вестись точечно и кустарно... Почему бы и нет? Возможно, есть иные пути подготовки этих малочисленных (не хочу говорить: «мало востребованных») мастеров. Но где? В системе профессионального обучения или в бакалавриате? Вопрос требует предметной персонифицированной проработки.

– Можно ли утверждать, что сокращение продолжительности пребывания студента в колледже знаменует собой переход от экстенсивного к интенсивному пути развития ссузов?

– Интенсивный путь не связан с сокращением сроков реализации отдельных программ. Интенсификация развития колледжей более сопряжена с процессами консолидации СПО с системой кадрового обеспечения производств, «скоростью реакции» учебных классов и мастерских на возникновение новых потребностей. Именно поэтому прорабатывается конструкция учебных программ, основанных на широкой базовой квалификации – по образованию, с возможностью освоить достаточное количество дополнительных компетенций, даже на последнем этапе обучения. Выпускник должен иметь возможность выйти на рынок труда с актуальным набором квалификаций, пониманием необходимости постоянного профессионального самосовершенствования.

Широкая квалификация, готовность работать интенсивно, самостоятельно осваивать новые компетенции – основные тенденции рынка труда постиндустриальной экономики. Именно эти ориентиры заложены сегодня в повестку развития СПО.

– В 2020 году прием в данные учреждения впервые превысил прием в вузы. Поскольку даже и после 11-го класса желающим было разрешено не сдавать ЕГЭ, то многие, решив его не сдавать, отправились в систему СПО. Ее куратор, замминистра просвещения Дмитрий Глушко отмечает: в 2020 году в колледжи поступило около 1,2 млн первокурсников. Может быть, именно рост популярности этих учреждений и привел к необходимости реформ?

– Анализ статистики за последние 15 лет красноречиво говорит о том, что не так уж сильно вырос поток поступающей в СПО молодежи (на 15%), как стремительно снизился прием абитуриентов в вузы (на 50%). Возможно, более точно говорить не столько о росте популярности колледжей, сколько о выборе данной образовательной траектории теми, кто не смог поступить в вузы. Причем есть серьезные подозрения, что причины выбора СПО скорее экономические. Колледжи более доступны и территориально, и с точки зрения затрат семьи. Отмечен приход «отличников» (средний балл выше 4,5), многие из которых сдали ЕГЭ успешно, но в вуз не пошли.

Хотя ЕГЭ, как и прежде, держит школьников в напряжении. Нельзя сбрасывать со счетов этот фактор, но ясно и то, что не только «страшный экзамен» влияет на принятие решений абитуриентами.

Конечно, система СПО пребывает на подъеме – это удачное время для реформ. Причем для реформ развивающих, а не латания дыр. Есть поводы для осмысленного оптимизма, тем более, что и работодательское сообщество заметно активизировалось.

– Будет ли для ребят-выпускников открыта дверь в вузы после двухгодичного профессионалитета? Каков ваш прогноз? А если нет, не скажется ли это на притоке абитуриентов?

– Минпросвещения неоднократно заявляло, что качественное общее образование для всех является приоритетом государственной политики. Программы «пропуска в вуз» обычно называют тупиковыми. Сложно представить, что такие тупики советского профессионально-технического образования, упраздненные в 90-е годы, вновь воскреснут из небытия.

Самые короткие двухгодичные программы профессионалитета планируется составлять из общепрофессионального и профессионального циклов, с длительностью каждого 1 год. «Общепрофессиональный год» будет ориентирован на завершение школьного образования с некоторой редукцией содержания в части подготовки к ЕГЭ (чему посвящен в основном 11-й класс школы). Выпускники профессионалитета не будут лишены права сдачи ЕГЭ в добровольном инициативном порядке. Как, собственно, его не лишены сегодня и выпускники колледжей и техникумов.

Возможно, претерпит изменения практика приема в вузы «на сокращенные сроки» для выпускников СПО без сдачи ЕГЭ. На текущий момент такая возможность предусмотрена для ребят, освоивших программы подготовки специалистов среднего звена, но решение принимает каждый вуз самостоятельно. Причем далеко не каждый вуз поддерживает такую траекторию приема студентов. Не исключаю, что для «финалистов» профессионалитета сдача ЕГЭ останется единственным путем получения высшего образования.

В целом же прогнозировать снижение интереса к этой системе со стороны школьников нет оснований, поскольку далеко не все профессии и специальности подвергнутся корректировке. Выбор останется, он просто расширится.

Говоря о прогнозах и отношении к трансформации СПО в целом, хочется занять позицию сдержанного оптимизма. Изменения необходимы. Современному обществу больше не нужны места «передержки будущих рабочих кадров» или, как цинично говорили раньше, «сепаратор перехода из школы в армию или тюрьму». Нужна надежная точка входа молодых людей в рынок труда, часть системы кадрового обеспечения экономики, реагирующая на изменения и готовая к решению как педагогических, так и экономических задач.

Среднее профессиональное образование имеет в России более чем 150-летнюю историю. Оно сложилось из двух независимых прежде ветвей: профессионально-технических училищ и техникумов, организаций разного уровня, которые до конца ХХ существовали автономно друг от друга. Фабрично-заводские, а позже профессионально-технические училища создавались при крупных предприятиях и готовили исключительно рабочих. Техникумы ориентировались на подготовку специалистов среднего звена – техников, реализуя практикоориентированные программы весьма сходные с вузовскими, но более короткие и упрощенные. Техникумы всегда «тяготели» к вузам, и создавались в основном при отраслевых министерствах, институтах и высших технических училищах. Совершенно естественно, что системы воспитания в ПТУ и техникумах сильно отличались. В ПТУ складывалась атмосфера предприятия, завода или колхоза, со всеми атрибутами жизни рабочего класса. Большие объемы производственной практики обеспечивали постепенный переход – вливание в реальный трудовой коллектив, в котором и завершалось профессиональное и социальное самоопределение юношей. В 70-х годах ХХ века ПТУ стали символом образовательной неуспешности и непрестижности.

В техникумах поддерживалась скорее вузовская атмосфера. Всегда существовал конкурсный отбор абитуриентов, преподавательский состав был преимущественно вузовский, производственные практики были ориентированы в основном на освоение видов деятельности технологов и линейных руководителей производства, наставниками практикантов становились представители инженерно-технических работников, а не рабочие. По многим параметрам воспитательные ориентиры учащихся ПТУ и техникумов существенно отличались.

В начале ХХI в. ПТУ и техникумы были объединены путем присоединения первых ко вторым (под новым названием - колледж) в связи с сокращением численности обучающихся по рабочим профессиям.  К началу двадцатых годов ХХI в. это соотношение достигло уровня 1 к 6 (т.е. обучающихся по программам подготовки квалифицированных рабочих в шесть раз меньше, чем обучающихся по программам подготовки специалистов среднего звена). Причем прием на программы подготовки рабочих устойчиво снижается, несмотря на рост потребности в рабочих кадрах в промышленности. Причина – техническое перевооружение, рост наукоемкости многих производств, появление технологий и оборудования, для работы на котором рабочему необходим более высокий уровень образования. Квалификация уровня техник стремительно становится минимальным входным требованием для занятия должностей рабочих.

Современная ситуация развития профессий и отраслей такова, что все сложнее разделить трудовую деятельность на привычные специальности и профессии. Профессиональная трудовая деятельность становится все более многозадачной, при этом стандартизированных комплексов профессиональных компетенций выделить практически невозможно, каждое рабочее место требует своего набора знаний, умений и компетенций в зависимости от производственной ситуации. Более того, эти комплексы профессиональных компетенций не являются стабильными, находясь в постоянном развитии. Профессиональное развитие требует от работника непрерывного освоения новых и новых трудовых функций. Такая ситуация может восприниматься человеком, как нестабильность или неизвестность перспектив развития, хотя столь высокая динамика изменений не связана с регрессивными факторами.



Источник РАНХиГС 

Поделиться в социальных сетях или отправить ссылку по почте: