Новости

Максим Дулинов в прямом эфире на РБК: Большая перемена - 10 лет ЕГЭ

Оправдал ли себя ЕГЭ? Как Единый государственный экзамен за10 лет существования изменил всю систему школьной подготовки? Какова роль бизнеса в образовании? Каковы приоритеты государственной политики в школьном образовании? Каков заказ государства от школы? Эти и другие вопросы обсудили 2 сентября в прямом эфире на телеканале РБК с директором ФИРО РАНХиГС Максимом Дулиновым.

РБК: По вашему мнению какие слабые и сильные стороны ЕГЭ выявил в ходе своего использования и можно ли сегодня говорить, что ЕГЭ состоялся? И дискуссии 10-летние может быть уже имеет смысл прекратить?

М.В. На мой взгляд ЕГЭ, конечно, состоялся и свидетельство тому то малое количество изменений в ЕГЭ следующего года, которое вносится в настоящее время и которое было анонсировано на сайте федерального института педагогических измерений (ФИПИ). Здесь можно заметить, что наибольшее количество изменений коснулось самого молодого предмета, который выносится на ЕГЭ — это китайский язык, по всем остальным предметам изменения носят больше технический характер. В этом смысле ЕГЭ состоялся.

Что касается плюсов и минусов. Плюс — это, конечно, объективная оценка знаний. О минусах, но скорей не о минусах, а о том какое значения придают ЕГЭ очень хорошо сказала студентка: «100 баллов на ЕГЭ не гарантирует успешное обучение в вузе». Когда каждый будет понимать, что главное – это знание, а не только балл ЕГЭ, то тогда и ожидания от единого государственного экзамены будут немного другие в обществе.

РБК: А если говорить о влиянии ЕГЭ на всю систему школьного образования, то как она изменилась? ЕГЭ это всего лишь часть, которая сегодня происходит в системе образования. Хотелось бы понять каким было это влияние. Как изменились учителя, как изменилась инфраструктура школ, техническое оснащение. Здесь какие подвижки?

М.В. В целом мы должны понимать, что ЕГЭ только лишь инструмент по оценке знаний, он не определяет содержание образования, он проверяет то, как школьники освоили образовательную программу. Когда процедуры была введена, это было новшество для страны. ЕГЭ - экзамен с высокими ставками, поэтому система образования стала адаптироваться к требованиям, которые содержались в контрольно-измерительных материалах. Постепенно пришло понимание того, что важно не просто натаскаться на ЕГЭ, а все-таки качественно освоить образовательную программу возвращается в школы. И с этой точки зрения подготовка именно к сдаче ЕГЭ больше перешла в бизнес-плоскость.

РБК: А можно здесь поподробней. Что имеете в виду? Что значит бизнес-норма? Как понимать эти слова?

М.В. То, что натаскивание на ЕГЭ стало обычной бизнес-услугой. Существует множество успешных компаний, которые грамотно готовят учеников решать такие стандартизированные задания.

РБК: Это как раз является упреком. Многие говорят, что ЕГЭ не дает знания, а дает навык по натаскиванию. Т.е. не получается так, что качество знаний ухудшается?

М.В. Естественно, внутренняя мотивация это самое главное. При этом реакцией системы образования на повальное натаскивание, особенно в школе, стало как раз изменение структуры кимов и исчезновение тестовой части, которая осталась только в экзаменах по иностранному языку. Может нельзя признать это решение абсолютно правильным, но тем не менее это, в том числе, было ответом государства на натаскивание учеников на решение тестов. Сейчас, когда ЕГЭ предлагает большое количество творческих заданий, натаскать на них невозможно.

РБК: Хотел бы обсудить нацпроект «Образование». Одна из целей проекта войти в десятку лучших школьных систем мира. ЕГЭ — это шаг в этом направлении? Хотелось бы понять - на каком этапе движения мы находимся, что сейчас делаем приоритетами?

М.В. Если говорить о ЕГЭ, то ЕГЭ и его развитие только часть инструментария, которая поможет выполнить поставленную Президентом цель.  Сопутствующие единому государственному экзамену мероприятия - это проведение оценки качества образования в соответствии с опытом международных исследований, а также изменение стандартов в части внедрения гибких компетенций, что является одним из важнейших инструментов достижения целей майского Указа.

РБК: Оценка школ вы имеете в виду? Вы говорите, что будет единая система и мы четко поймем, где хорошая школа, где плохая?

М.В. На самом деле все школы должны быть хорошими, а инструментарии помогут школе понять в какой точке она находится и в какой точке находится каждый ученик. Исходя из этого выстраиваются индивидуальные образовательные траектории для каждого ученика, которые ему позволят осваивать в должной мере учебный материал, но в соответствии с его возможностями и его потребностями.

РБК: Какой должна быть школа? Она подстраивается под потребности ученика или школа делает, условно говоря, госзаказ и создает под себя бойца для экономики?  Как здесь расставлены приоритеты у государства?

М.В. Нацпроект «Образование» в центре своем имеет ученика и учителя - это две центральные фигуры, вокруг которых, если мы говорим про школу, выстраивается весь комплекс мероприятий нацпроекта. На мой взгляд вместо взращивания человеческого капитала, гораздо важнее создавать условия для развития человеческого потенциала, в том числе и через  индивидуальные образовательные траектории, через возможность обучаться не только в школе, получать образование не только в школе, а в том числе в системе дополнительного образования, в системе творческих активностей. Это всё в комплексе, если мы сумеем сложить в индивидуальный учебный план для каждого ребенка и оценить его объективно, даст гораздо больше эффекта для экономики страны, нежели натаскивание на определенные отрасли или сферы.

Поделиться в социальных сетях или отправить ссылку по почте: