Новости

Владимир Блинов на «Радио России»: Ни в одной европейской стране бакалавра, как готового специалиста, никто не воспринимает

К Болонской системе в России появились претензии. Ирина Яровая посчитала, что действующая Болонская система образования в России, а именно разделение на бакалавриат и магистратуру, неестественная. По мнению парламентария, необходимо создать комиссию и пересмотреть эти нормы. 18 декабря 2019 в прямом эфире на «Радио России» обсуждали плюсы и минусы Болонской системы образования.

Экспертом прямого эфира программы – директор центра профессионального образования и систем квалификации ФИРО РАНХиГС Владимир Блинов.

Редакция: Почему же опять поднялась волна обсуждений Болонской системы? Что не так?

В.Блинов: Мы запустили эксперимент в нашей стране в 1995 году. В 1997 году это вошло в практику. И конечно, это был нонсенс для нашей еще советской системы. На вопрос, который вы задали слушателям, я бы однозначно ответил: конечно, для нашей страны гораздо привычней та старая система, она традиционна, она понятней. Болонская система с разделением на бакалавриат и магистратуру непривычна.

Редакция: Она непривычна, но плюсы неоспоримые в ней есть?

В.Блинов: Плюсы есть! Нам надо рассматривать с разных ракурсов. Первый я бы задал с выбором школьника направления подготовки. Вообще, мы видели удивительное чудо. У нас школьник в советской системе выбирал столь узкие специальности, о которых вообще не говорилось. Школьник шёл, мягко говоря, вслепую.

Редакция: Была обычно семейная преемственность. Так было часто.

В.Блинов: Была, но мы все понимаем, что семейная преемственность в выборе профессии - это такой тупиковый вариант. Для развитых стран ориентация на интересы самого человека гораздо важней. Выбор из остро заточенных специальностей весьма затруднителен, здесь нужна такая система профессиональной ориентации, чтобы понять во всех тонкостях - что тебе надо. Это первый сюжет. Выбрать направление гораздо легче. Во-вторых, очень важный момент, мы так и не развели понятия квалификации по образованию и квалификация профессиональная. Все понимают, что это вещи совершенно разные! Можно иметь хорошее образование, но при этом нулевую квалификацию. Это как раз вариант с бакалавриатом. Образование ценно тем, что оно развивает человека потенциально готовит его к получению квалификации. Вот этот сюжет, на мой взгляд, совершенно упущен. Ни в одной европейской стране бакалавра, как готового специалиста, никто не воспринимает.

Редакция: Нужно обязательно закончить магистратуру?

В.Блинов: Необязательно. Многие бакалавры ограничиваются этим образованием. Они идут на курсы, попадают в систему дополнительного профессионального образования. И именно там, на базе хорошего профильного образования, они получают конкретные квалификации. Например, бакалавр по экономике имеет возможность стать и бухгалтером.
И для этого не нужно учиться в магистратуре. Вполне можно закончить только курсы, но курсы на базе хороших устойчивых экономических знаний.

Редакция: 100% слушателей говорят, что советская модель лучше.

В.Блинов: Это безусловно так. Я бы тоже написал так. Советская модель  привычней. Но тут вопрос не в привычности, с моей точки зрения, а в перспективности. Дело в том, что советская система рассчитана на стабильный рынок труда, где не появляются новые профессии, новые квалификации. Где всегда стабильный набор и очень редки какие-то серьезные изменения.  

Редакция: В этом-то, как раз проблемы. Мы сталкиваемся с тем, что программа высшего образования устаревает моментально по сравнению с тем, что требуется  на рынке труда. Болонская система - первые три года человек учит базовые основы, а потом продолжает специализацию. При этом в Европе студенты сами набирают курсы, которые, как они считают, им будут интересны. Там есть основные обязательные, а к ним еще курсы, которые выбирает сам студент.  Сделать он это может на этапе магистратуры. У нас тоже такая система внедряется.

В.Блинов: Есть, безусловно. Некоторые вузы хорошо прочувствовали новые возможности и перешли на системы, отзывчивые к рынку труда. Открываются кафедры предприятий. Велика близость к реальному сектору. Когда я взаимодействовал с экономическим университетом города Вены, то обратил внимание на то, что подготовка учителей экономики происходит только в магистратуре. Отдельный небольшой институт ежегодно выпускает 20 учителей экономики.

Редакция: Проучившись на бакалавреате невозможно получить степень экономиста?

В.Блинов: Нет, невозможно! Я хочу подчеркнуть, что невозможно получить специальность, а есть только направления. Три направления: социальная сфера, бизнес, банковская. Например, экономист, который условно причалил к какому-то экономическому инструменту, но дальше он может получить педагогическое образование. Идет серьёзный отбор, где формируется специалист. Программа формируется очень интересно - это один год теории и 50 % практики. Выходит такой специалист на рынок труда уже имея стаж работы и годичную заточку под требования специальности. В целом мы видим, что в других станах система работает весьма разумно, рассчитана на мобильность. Преподаватели бакалавриата говорят: «Неважно чему мы учим студентов». У нас всегда в советской школе было важно чему мы учим студентов. Здесь же, в условиях мобильности, студент может поехать послушать лекции в пражский экономический университет, лекции могут быть совершенно про другое, и это будет курс по выбору студента. Обучающийся проявляет свой интерес и получает грамотный и интересный курс - он получает образование, но не конкретную специальность. До конкретной специальности бакалавру обязательно нужно доучиваться. Либо в магистратуре, либо идти на курсы подготовки, либо еще есть вариант – на практике, начиная с низших должностей, поднимаясь естественным образом, используя возможности своего образования.

Редакция: Противники Болонской системы в России говорят, что она пока не позволяет интегрироваться с европейским сообществом, хотя изначально на это была рассчитана. Российский диплом сегодня не признается в ряде европейских стран, как и диплом полученный в ЕС не будет иметь юридической силы в России.

В.Блинов: Процедуры нострификации дипломов дипломов - это вообще отдельная тема, и здесь чаще всего играет роль лукавство. Человека мы готовы взять, а диплом не признаем. Он устроится к нам, и мы ему будем платить - как человеку без образования. Здесь лукавство на каждом шагу. Я бы эту тему и не трогал. Вообще под интеграцией понималось другое: мобильность студенчества, расширение возможностей для обучения.

Редакция: В большей степени по обучению

В.Блинов: Конечно! Об этом, прежде всего, шла речь. Мы видим, как происходили интеграционные процессы, например со странами Балтии. Ничего такого страшного не произошло - и дипломы признали, и все встало на свои места. Хотя кому-то пришлось идти доучиваться, переучиваться, но, тем не менее, базовое образование было признано. Вообще, если почитать Болонские документы, Болонская система - это был ориентир для формирования национальных систем образования. Это был точка раздела, когда нужно было продумать свою систему. Не пытаться что-то копировать, от чего-то можно было наотрез отказаться. Да и мы видим, что наши студенты не настолько мобильны в плане поехать учиться куда-то в Европу. Конечно, можно было бы загрузить ту систему, которая была бы адекватна нашим потребностям.

Редакция: Может быть, стоит поменять подход к системе, а не отменять?

В.Блинов: Думаю, что эту дискуссию можно поднять. Надо смотреть весь комплекс документов, где написано, что любой уровень профессионального образования должен выводить на конкретную квалификацию. Нам надо либо сознаться, что уровень бакалавриата не выводит на конкретную квалификацию, либо может, но это необязательно. Надо не просто на уровне эмоций, а очень аккуратно разложить этот вопрос, послушать разные стороны, разные требования. Рынок труда с одной стороны всегда хочет узко заточенного специалиста, с другой стороны - говорит специалистам, которые были подготовлены давно, что их профессии устарели или исчезли. Угадать с квалификацией на ближайшие 20-30 лет вообще невозможно.

Редакция: А может быть вообще востребована некая третья система? Не Болонская и не советская?

В.Блинов: Может быть. Болонский процесс как раз и предлагал простроить такую систему, ориентируясь на изменения. Кроме того, мы должны признать, что высшее образование стало массовым! Оно перестало быть элитарным. Вузов стало больше, количество студенческих мест стало больше. В высшую школу хлынул троечник, но он не умеет учиться как отличник или четвёрочник.

Редакция: В советское время не было платного высшего образования.

В.Блинов: И это тоже. Но кто-то платит всегда. Образование не бывает бесплатным. Сегодня нужны другие подходы к их обучению. Сегодняшний вуз не справляется с потоком студентов. Лекционно-семинарская система не приспособлена для людей, которые не умеют учиться, а сегодня они пришли…

Слушать запись прямого эфира на «Радио России»...

Поделиться в социальных сетях или отправить ссылку по почте: