Новости

Евгений Малеванов для радио "Комсомольская правда"

Смена министра. Что изменится в школах при новом правительстве? Что родителям нужно от нового министра образования и есть ли способы воздействия на неуправляемых подростков? На эти вопросы в программе «Родительский час» в прямом эфире радио «Комсомольская правда» отвечал эксперт программы - директор центра образовательных данных ФИРО РАНХиГС, Евгений Малеванов

Прослушать запись передачи...

Что на ваш взгляд можно сказать по поводу наследия Ольги Юрьевны Васильевой? Я пытался вспомнить что такого за четыре года ее руководства Министерством произошло в нашей системе образования, о чем будем вспоминать?

Евгений Малеванов: Привлекалось внимание к теме учебников, они несколько раз менялись. Привлекалось внимание к теме воспитания, в разных формах и в части преподавания курсов основы религиозных культур и светской этики, обсуждалось расширение этого курса или его видоизменение. Работа педагогов в школе не как учителей, а как воспитателей - эта тема усилено обсуждалась в период руководства Ольги Юрьевны министерством.

Мне кажется, каких-то принципиальных изменений не произошло. Попытка сократить федеральный перечень учебников… Потом он был принят в декабре 2019 года сильно ужатый, а потом в течение прошедшего года в него стали добавлять новые учебники... Мне кажется, что это для нашей системы образования что-то не очень полезное. Директора, учителя могут закупать учебники из федерально перечня, а когда это перечень как гармошка то больше, то меньше у них возникают серьезные проблемы. А у школ денег не много, я знаю, что в Томской области хотели потрать около ста миллионов рублей. Не менялся бы перечень, то можно было бы на что-то полезное потрать. Мне кажется, что задача нового министра просвещения стабилизировать федеральный перечень учебников хотя бы пять лет его не менять.

Евгений Малеванов: Я с этим соглашусь! Даже в московских школах, где,  казалось бы, всего в избытке, зачастую продолжалось обучение по учебникам, которые не успевали закупить, обновляя те учебники, которые уже вышли из федерального перечня и заменить их в короткое время  не смогли на учебники, которые появились в федеральном перечне. К этому добавилось, тоже в период именно Ольги Юрьевны, тема связанная с переходом от бумажных учебников к электронным, но быстро выяснилось,что работать с электронными учебниками сложно в ситуации ограничения использования личных гаджетов в школе (это тоже одна из тем, которая была озвучена Ольгой Юрьевной - ограничение использования личных электронных устройств в школе), но заменить личные устройства нечем. В рамках национального проекта «Образование» только сейчас планируется дополнительно, как и двенадцать лет назад в рамках приоритетного национального проекта «Образование», обновить материальную базу.

Среди родителей ходят слухи, что ЕГЭ отменят, пересмотрят или его как-нибудь модернизируют. Как Вы считаете? Есть шанс?

Евгений Малеванов: У меня нет какой-либо информации, которая была бы опережающей и инсайдерской по этому поводу. Из моих экспертных представлений, из представления, не менее важного для меня, как родителя ученицы десятого класса, я не жду отмены ЕГЭ в ближайшее время и поэтому свою дочь ориентирую на то, что ЕГЭ нужно будет сдавать. Я к ЕГЭ начал готовиться, когда дочь пошла в первый класс, но это не значит, что я стал изучать с ней контрольно-измерительные материалы. Это значит, что я стал объяснять ей и сам занимать такую позицию, что не удастся быстро проскочить, списать, как-то обойти этот процесс и нужно старательно к этому готовиться.

Новый министр будет заниматься распределением финансов, в частности, здесь какие будут его первые шаги?

Евгений Малеванов: Сама процедура ЕГЭ и процедура аккредитации - это все завязано на расходование достаточно больших средств и из федерального бюджета, и из региональных бюджетов. С темой эффективного расходования средств Сергей Сергеевич был знаком и ранее. Здесь важно добавить, что мы все ассоциируем его с работой в Рособрнадзоре, но он и до этого два года работал в Министерстве образования и науки. Эти два года он занимался доведением средней зарплаты учителей до уровня средней зарплаты экономики по региону - это было с 2012 по 2013 года.  И поэтому он имел практику оперативного взаимодействия с руководителями субъектов РФ, с региональными министрами по решению этой задачи. Еще один год, перед тем как перейти в Рособрнадзор, Сергей Сергеевич координировал размещении государственного заказа, т.е траты в рамках Федеральной целевой программы развития образования средств через проведение конкурсных процедур и реализацию проектов. Это тоже работа, напрямую завязанная на финансы.

Сейчас идет распределение денег очень серьезное и контроль за финансированием среднего образования. То, что у него есть такой опыт -это важно!

Евгений Малеванов: Немаловажно то, что он занимался как таковым контролем субъектов РФ, а сейчас расходование средств это не только как передать деньги, но и вопрос - как проконтролировать их правильные расходы.

А что будет с образованием? Кто же будет заниматься образованием? Будут ли наши дети получать новую программу или нововведения? Или это все останется как было? Стоит ли нам ожидать каких-то поступательных шагов в рамках именно образовательных процессов?

Евгений Малеванов: Сейчас Сергей Сергеевич инициировал в этом году во–первых, показатель национального проекта образования, тот который обсуждается вхождение в десятку стран с лучшими системами образования. Показателем этого являются результаты международного исследования образования PISA, TIMSS — это как раз то, чем занимается Рособрнадзор.

Сейчас мы на каком месте?

Евгений Малеванов: От 26 до 32.

А мы хотим в десятку?

Евгений Малеванов: Да, мы хотим в десятку

Я бы очень просил новое начальство только об одном: хватит реформ! Дайте пять лет передышки. Чтобы федеральный перечень учебников был стабильный, государственные стандарты были стабильны!

Евгений Малеванов: Как родитель я тоже за это, а как эксперт по образовательным данным могу сказать, что есть национальный проект «Образование», который реализуется с 2019 года и будет реализовываться до 2024 года. Это тоже предмет ведения Министерства просвещения и в национальном проекте образования - это модернизация стандартов. Поэтому, как бы то ни было, стандарты должны быть модернизированы. Я очень рассчитываю на то, что это будет незаметно, что это будет сделано в рамках процедурных вопросов между министерствами, правительством и тд. Надеюсь, что для родителей, для школьников это пройдет максимально незаметно. Учителя получат новые установки, например: что желательно в учебном материале разделить между годами, а дети этого не заметят.

Что вы думаете по поводу прихода на место министра образования и науки Валерия Николаевича Фалькова?

Евгений Малеванов: На протяжении длительного времени традиционно министром образования являлся ректор в прошлом. Васильева и Котюков не были ректорами, а сейчас произошел некоторый возврат к статусу и, наверное, произойдет смещение акцента от внимания к модернизации науки в сторону большего акцента в сторону высшего образования. И здесь я бы ожидал эффекта от рабочего контакта между Фальковым и Кравцовым, они ранее знакомы  - один в качестве руководителя надзорного ведомства, которое контролирует деятельность вузов, другой - в качестве руководителя вуза. Они оба вступили в эти должности в 2013 году и на протяжение шести лет взаимодействовали друг с другом.

Вторая тема, которую мы хотели бы обсудить - это история в 113 московской школе. Кратко расскажу: Урок физики, ученик восьмого класса сидит в наушниках, слушает музыку на последней парте. Учительница подходит к нему и требует, чтоб он снял наушники и начал заниматься, он не реагирует, она срывает и рвет наушники. Мальчик встает и завязывается потасовка, наушники единственная ценная вещь этого мальчика. Мальчик разбивает ногой дверь стеклянного шкафа. В результате директор школы написал заявление об увольнении. Евгений Юрьевич,  как работать с такими детьми?

Евгений Малеванов: Из той информации, которая звучала в СМИ, в обсуждениях фигурировали родители, родственники, учитель, директор, но нигде не возникали такие специалисты, как дефектолог или специалист-психолог в школе, а по сути этот инцидент произошел, как следствие недоработок именно по линии работы специалистов-психологов, социальных педагогов. Я сам по образованию дефектолог, если представить себя на месте учителя, я бы в данном случае не стал бы, зная уже ребенка, публично воздействовать, отнимать у него наушники, зная эту предысторию, ту информацию, которую позже озвучили СМИ, поскольку по видеозаписям мы видим, что ребенок сорвался. Он сидел погруженный в стрессе и переживая, что у него ничего не получается и здесь отняли у него самую ценную вещь - наушники. По рассказам он хорошо относился к учительнице и тем не менее ее ударил и после этого не смог успокоиться и начал крушить все вокруг. Я бы лично поставил вопрос о том, что в классах нужно устанавливать мебель, у которой стекла не будут биться, раз у нас год от года не сокращается, а увеличивается количество детей, которым требуется инклюзивное образование. Мы под словами «инклюзивное образование» подразумеваем ребенка на коляске или слабовидящего, но ведь это еще может быть и эпилепсия, к чему нужно быть готовыми, сахарный диабет, девиантное поведение. Этот инцидент ставит вопрос - готова ли российская система образования к инклюзивному образованию? Этот инцидент - это еще один аргумент в пользу необходимости доплат классным руководителям, то о чем сейчас объявлено. Эти деньги действительно сейчас нужны, чтоб человек понимал, что он не только по остаточному принципу является классным руководителем, но он за это получает деньги. Здесь есть чем заниматься, здесь есть в чем развиваться.

Поделиться в социальных сетях или отправить ссылку по почте: