Новости

Исполняющий обязанности директора ФИРО РАНХиГС Евгений Малеванов: "Ключевой фактор качества в сфере образования – кадры"

Руководитель ФИРО РАНХиГС Евгений Малеванов в интервью корреспонденту сайта Президентской академии рассказал о проблемах перевода учебного процесса в онлайн, импульсе для развития дистанционного образования, а также о планах по развитию института и личном вызове в новой должности.

Об образовании и дистанте

– Как вы оцениваете переход учебного процесса на дистанционную форму?

– Он был вынужденным. Ранее дистанционное образование развивалось постепенно в разных субъектах Российской Федерации с разной скоростью, с разным масштабом. Но сейчас массовый переход на дистанционное образование выявил, в том числе, проблемы, которые лежат за пределами сферы образования. Например, это разная инфраструктура доступа к сети интернет, разная скорость подключения к сети интернет. Это вопрос, напрямую не связанный с системой образования, но сейчас, с развитием цифровизации в образовании, во многом качество и успех образования зависит от характеристик доступа к сети интернет, от сугубо технических вопросов.

Государство больше десяти лет назад обеспечило подключение школ и других образовательных организаций к скоростному интернету в рамках общего тренда на информатизацию социальной сферы, а сейчас оказалось, что учебный процесс переместился из образовательных организаций в дома. Это означает, что речь идет уже не о скорости подключения образовательных организаций к интернету, а об уровне подключения к сети домохозяйств, а он очень разный у нас в стране, это гораздо более сложный для решения социально-экономический вопрос.

– Насколько тяжело психологически оказалось переориентироваться учителям и преподавателям, школьникам и студентам на учебу в онлайне?

– Мне кажется, здесь очень сильно проявляется разнообразие профессиональных и личностных характеристик, разнообразие уровней. У кого оказалось больше опыта, больше практики использования дистанционного образования, этот психологический слом гораздо меньше проявляется. Там, где ранее мало использовали электронные ресурсы в образовательном процессе, естественно, такие изменения привели к более серьезным психологическим кризисам.

Но даже для людей, которые всегда считали себя продвинутыми в цифровых технологиях, все равно возникли психологические сложности. Одно дело – работа с электронными устройствами: умеешь ты, не умеешь, нравится тебе или не нравится – это индивидуальные факторы психологических сложностей. А другое дело – сама ситуация изолированности. Она для всех людей создает психологический стресс, который усиливается, если испытываешь проблемы в работе с гаджетами. Поэтому эта проблема общая, но она по-разному проявилась в разных субъектах Российской Федерации, для людей разных возрастов, разного жизненного опыта. Дистанционное образование – это не только проблемы, связанные с обучением, с передачей знаний, умений и навыков, но еще и проблемы, связанные с воспитанием – умение спланировать свой рабочий или учебный день, умение находиться в постоянном общении в ограниченном пространстве с родственниками. Эти воспитательные проблемы стали проявляться сейчас, в ситуации вынужденного дистанционного образования, острее.

– Как изменится учебный процесс с учетом нынешнего опыта?

– На этот счет есть много разных мнений. Мой личный прогноз следующий. Я думаю, что станет еще более сильным разрыв между разными субъектами Российской Федерации, между разными образовательными организациями, находящимися даже в пределах одной территории, одного региона или муниципального образования, потому что кому-то это даст импульс и мотив к развитию дистанционного образования, а у кого-то это может даже психологически отбить желание использовать цифровые технологии. Сейчас говорят, что переизбыток цифрового общения, цифрового образования вызывает желание пообщаться напрямую, очно. Многие ученики хотели бы придти в школу и напрямую пообщаться друг с другом и с учителем. Многие учителя так же думают.

Я думаю, неправильно говорят, что вся страна массово будет переходить на дистанционное образование, потому что это и по объективным причинам невозможно, и по субъективным причинам это непродуктивно, неэффективно с точки зрения качества образования. Только дозированное, очень постепенное и обдуманное внедрение дистанционных технологий может дать качественный образовательный результат.

С другой стороны, не правы и те, кто говорят, что будет полный отказ от дистанционных технологий в образовании, и снова все вернется на несколько лет назад, в доцифровую эпоху. Я думаю, что это будет не революционное, а эволюционное развитие. Да, сложившаяся сейчас ситуация создаст дополнительный импульс, который повлияет на положение дел, но повлияет по-разному. Например, в Москве могут произойти изменения не столь решительные и явно проявляющиеся, поскольку в столице уже высокий уровень использования цифровых технологий в образовании, в сравнении с другими субъектами Российской Федерации.

– Как сгладить разрыв, который будет образовываться в уровне цифровизации, готовности к работе в дистанте?

– В национальном проекте «Образование» изначально закладывались деньги и планировались работы по подключению российских школ к высокоскоростному интернету. Но это подключение образовательных учреждений. Может быть, сейчас сложившаяся ситуация даст импульс к развитию в целом сетей доступа к высокоскоростному интернету для домохозяйств, для конкретных семей.

Но, вместе с тем, мне кажется, что эта ситуация даст импульс к дополнительной работе по профессиональному развитию педагогов. Будут требоваться повышение квалификации в области цифровой дидактики, умение организовать образовательный процесс с использованием цифровых технологий в дистанционном режиме.

– Частичное внедрение дистанта?

– Да, частичное, там, где это уместно. С другой стороны, мне кажется, что эта ситуация даст импульс к развитию системы психологической поддержки педагогов. Я думаю, что будут расширяться такие формы работы с педагогами как психологические тренинги, консультации, программы развития личностных компетенций у учителей, потому что сейчас проблемы у учителей во многом возникали не только из-за незнания каких-то конкретных методических или технических вопросов, но именно из-за психологического стресса, из-за растерянности в ситуации неожиданных изменений, неизвестности.

– А как справиться в целом с разницей между качеством подготовки школьников в разных регионах?

– Есть надежда, что цифровизация образования поможет всем субъектам Российской Федерации, тем образовательным организациям, тем ученикам, у которых нет необходимого уровня образовательных условий вокруг, будет обеспечена возможность доступа к высококачественным образовательным материалам с использованием дистанционных технологий, что поможет в ситуации территориальной удаленности не испытывать связанные с этим сложности и преодолевать возможные образовательные дефициты.

Кроме того, как я уже говорил, чтобы это произошло, важно, чтобы изменилась и развивалась телекоммуникационная инфраструктура в субъектах Российской Федерации. Но и это не панацея.

Вторым направлением является работа с ключевым фактором, обеспечивающим качество образования, с кадрами. Необходимо развивать работу по профессиональному развитию учителей, педагогов-психологов, руководителей образовательных организаций. Сейчас, когда мы оказались в ситуации пандемии, видно, насколько школы по-разному смогли организовать свою работу, находясь даже в сопоставимых технологических условиях. Очень многое зависит от руководителя образовательной организации, от того, как выстроены взаимоотношения в педагогическом коллективе. Очень многое зависит от квалификации учителя как предметника, и от того, насколько хорошим профессионалом он является с точки зрения своих личностных качеств и воспитательных возможностей. Поэтому я считаю, что преодоление разрыва между субъектами Российской Федерации возможно через решение технологических проблем и через работу с педагогами и управленцами в сфере образования.

– Падает ли качество подготовки школьников при дистанционном обучении? Студенты все-таки более адаптированы к цифровой среде.

– В высшем образовании больше традиций использования дистанционных технологий. Другое дело начальные классы в школе – в условиях пандемии ярко проявились ограниченные возможности дистанционного образования обучающихся младших классов. Это и санитарные ограничения с точки зрения времени нахождения перед экраном гаджета, и несформированность внимания, неумение сконцентрироваться, особенно в ситуации, когда ты находишься дома, а тебе нужно представить, что ты на школьном уроке. Это совершенно разные пространства, совершенно разный психоэмоциональный настрой для ребенка.

Для младших школьников, наверно, эта ситуация с точки зрения полноты образовательного процесса была самой сложной, как и для учителей начальных классов. Думаю, что только осенью, когда возобновится работа и снова появится возможность проведения всероссийских проверочных работ и иных контрольных мероприятий, мы сможем получить ответ на вопрос, насколько повлиял дистант на качество образования.

Можно предположить, что кто учился активно, самостоятельно и демонстрировал высокие образовательные результаты прежде, и в нынешней ситуации не растеряют своего уровня в силу внутренней мотивированности. Те, кто требовал большой внешней мотивации и большей поддержки со стороны учителей и родителей, вполне возможно, сейчас покажут снижение своих результатов. Но объективных данных об этом пока у нас нет. Результаты Единого государственного экзамена вряд ли дадут ответ на этот вопрос, потому что это все-таки экзамен, к которому готовятся не последние полтора-два месяца, а гораздо дольше.

– Евгений Юрьевич, если отвлечься от образования в условиях пандемии, то хотелось бы поговорить и о проекте ФГОС общего образования, подготовленном Минпросвещения России. Он вызвал, как известно, негативную реакцию экспертного сообщества. Планирует ли институт взять на себя доработку вызывающего столько споров и противоречивых требований, но ключевого в политике образования проекта?

– Сейчас эта работа пока не носит официального характера, министерством просвещения не создано рабочих групп, комиссий по доработке федерального государственного образовательного стандарта. Но в тех профессионально-общественных обсуждениях, которые проходят на разных площадках сейчас, в последние месяцы, в основном в дистанционном режиме, везде участвуют сотрудники Федерального института развития образования. Представители ФИРО входят в состав Федерального учебно-методического объединения по общему образованию, которое является общественным экспертным органом, созданным при Министерстве просвещения Российской Федерации, где предусматривается рассмотрение вопросов, касающихся и федеральных государственных образовательных стандартов, и примерных основных образовательных программ общего образования.

 

О ФИРО и новых вызовах

– Евгений Юрьевич, какие отложенные из-за пандемии задачи института выдвинутся в качестве приоритетных, когда ситуация войдет в штатный режим?

– Исторически Федеральный институт развития образования был создан в результате объединения нескольких научных институтов, которые были подведомственны еще Министерству образования Российской Федерации, но охват всех уровней образования на некоторый период времени из поля деятельности ФИРО выпал, существенно уменьшился по объему блок, связанный с высшим образованием. Мы планируем возобновить, развить это направление, наряду с теми направлениями, которые всегда были сильной стороной ФИРО: от дошкольного образования до среднего профессионального образования.

Сейчас среди важнейших задач, которые стоят перед ФИРО, я бы мог назвать еще более активное включение в реализацию национального проекта «Образование». Эту работу ФИРО уже начал в прошлом году. После обновления руководства Министерства просвещения и Министерства науки и высшего образования Российской Федерации происходят изменения некоторых векторов в содержательной деятельности министерств. И нам как экспертной площадке в составе РАНХиГС важно успеть перестроиться и продолжить работу по реализации национального проекта «Образование». Но сейчас в связи с ситуацией пандемии, с активизацией внимания к теме дистанционного образования на всех уровнях, от общего до высшего образования, и, в том числе, дополнительного профессионального образования, образования в течение всей жизни, мы подключились к проработке вопросов, связанных с обеспечением условий для качественного и разумного внедрения дистанционного образования. Пандемическая ситуация завершится, но почти с уверенностью можно говорить, что дистанционное образование получит дополнительный импульс к использованию. Очень важно, чтобы этот импульс принес положительные результаты.

– Евгений Юрьевич, а что вы считаете для себя самой сложной задачей, главным вызовом в новой должности?

– Самой сложной, самой важной задачей я для себя считаю одновременное развитие финансовой устойчивости института и развитие кадрового потенциала института, развитие взаимоотношений внутри коллектива, без которых невозможно добиться успеха. Но для этого нужна хорошая, надежная, уверенная финансовая основа. При этом, заработать деньги, выиграть конкурсы, заключить контракты, получить дополнительные средства для развития невозможно, если нет дружного коллектива профессионалов. Поэтому эти две задачи, которые не могут решаться одна без другой, и являются для меня самыми важными, но при этом и самыми сложными. Я уверен, что все получится!

– Спасибо за беседу и успехов!

 
Поделиться в социальных сетях или отправить ссылку по почте: