Новости

Эксперт ФИРО РАНХиГС Борис Илюхин о разнице между выпускной аттестацией и развитием личности

Своими размышлениями о минусах дистанционного обучения, способных отразиться на будущем отечественной школы, делится директор Научно-исследовательского центра систем оценки и управления качеством образования Федерального института развития образования (ФИРО) Президентской академии Борис Илюхин.

О мотивации на удаленке 

Одним из факторов учебной успешности ребенка принято считать его  мотивацию на получение образования. Вот что, на мой взгляд, показала в этом смысле пандемическая ситуация в период вынужденной самоизоляции. Дети, у которых в школе и в семье была сформирована устойчивая мотивация на получение качественного образования, не утратили ее и при цифровом формате обучения на удаленке. Чего не скажешь, к сожалению, об остальных, не увлеченных школьными науками ребятах.

Подчеркну, что в возрасте, соответствующем пятому – седьмому классу, открытый диалог со «значимыми взрослыми» особенно востребован подростками. А поскольку в это время формируется в том числе и критическое мышление, то они и к словам, и к поступкам старших относятся подчеркнуто критически.

Можно сколько угодно говорить им о старании взрослых устроить все как можно лучше, «в их же интересах». Но если данная конкретная школа в разгар мая месяца подменяет занятия по расписанию проведением итоговой годовой контрольной работы в режиме «по одному предмету в день» и этим ограничивается, прикрываясь заботой о здоровье подопечных, то ребята это тоже видят. И выносят свой вердикт.   

Кризисная ситуация это очень явно показала. Соглашусь, что аттестовать детей по всем предметам школа должна в конце каждого учебного года, исходя из закона «Об образовании в РФ». 

Но как такую процедуру организовать, школа определяет самостоятельно. В ситуации, когда времени не хватает как раз на общение учителя с ребенком, это можно сделать, наверное, по текущим оценкам, а можно... Превратить в еще одну контрольную работу! И мы с вами понимаем, что если проводится она в режиме видеоконференции или удаленного тестирования, когда пребывающие дома испытуемые ищут ответы непосредственно в поисковой системе Google, то такая аттестация, теряя достоверность, оборачивается фикцией. И дети тоже это понимают. В результате школа делает вид, что работает, а ученики, что учатся.

Хотя в конце концов они и на такой контрольной работе тоже учатся. Другой вопрос – чему.  

    

Отношения определяют достижения  

А ряд школ, несмотря на то, что занятия давно закончились, продолжают проводить по 3 – 6 уроков в день. И дети чувствуют, что не забыты, благодарны педагогам за неравнодушие.

Лично я, например, восхищен школой, где учится моя дочь восьмиклассница. Вчера у нее было 6 уроков, причем добровольных, на которые никто не заставляет никого ходить. Это уже образование до востребования – для увлеченных. На которых (а ведь это тоже мотивационный результат!) изо дня в день присутствует практически весь восьмой класс.

И в то же время ряд моих знакомых наблюдают на примере своих близких школьников прямо противоположную картину. Отмена уроков, ворох домашних заданий, скучающие лица детей... А в результате нарастающие пропуски в программе, которую придется нагонять будущей осенью. Если получится.

А самое главное, уходит контакт, соединение двух душ – учителя и ученика. Какие знания получит ученик без этого контакта? Только из него и возникает соответствующая мотивация, устойчивое побуждение на получение образования.

Реальный пример. В социальной сети увидел приглашение для школьников пройти курсы углубленного изучения специального раздела математики (теории графов) в одном из региональных детских технопарков – Кванториумов. Естественно, дистанционные. Переслал приглашение соседской девочке, которая интересуется математикой. Через неделю на всякий случай спросил об успехах. В ответ услышал следующую историю.

«Спасибо, конечно, за ссылку. Я записалась на этот курс, мне предложили пройти входное тестирование, чтобы определить уровень моей подготовки. Я честно начала отвечать, но потом возникли некоторые сомнения. Что бы я ни ответила, система мне сообщала, что ответ «верный». Но следующее задание было вообще с неоконченной формулировкой. Тут я поискала в интернете, откуда это? На первой же ссылке нашла большинство заданий с ответами и такими же картинками. Организаторы даже не потрудились отредактировать вопросы или скопировать картинки в нормальном качестве. Не думаю, что там есть для меня что-то полезное».

Наши дети другие, они в моем представлении очень практикоориентированы. Хотят, прежде чем совершать то или иное действие, точно понимать, как это в жизни может пригодиться. 

И в этом смысле, к сожалению, обучение основам математики в 7 классе, тем же квадратным уравнениям или построению графика функций, это не очевидная для них история. Потому что пока мы им втолковываем, что к чему, для них куда важнее – для чего?

Часто ответы они получают в сфере дополнительного образования, у мастеров рабочих студий и кружков, за счет ранней профориентации. Там, где не только выбираешь, но и сам определяешь траекторию развития и саморазвития, видишь цель, стремишься к ней. Тогда и вопрос «А для чего?» теряет актуальность.   

А если все время пугать учеников дамокловым ОГЭ (основной государственный экзамен для девятиклассников), то, к сожалению, ничего хорошего из этого не получится. Не надо забывать: итоговая аттестация это, по существу, всего лишь констатация уровня, который достигнут учеником. На практике мы зачастую подменяем выпускной аттестацией понятие «развитие личности». Отсюда многие провалы.

Поэтому, думаю, что на один из главенствующих планов выйдут в посткризисном мире отношения между ребенком, школой и родителями. Небывало обострится вопрос об их доверии друг другу.  

 

В зоне риска – самые младшие  

Стертые формулы дежурного самоуспокоения родителей «Пошел в школу, вот и счастье», «Двоек не принес – и то хорошо», «Чем-то занят на уроках, ну и ладно» больше в этой коммуникации работать не будут. Допускаю, что уже в начале следующего образовательного цикла часть родителей найдут возможность поменять школу для своего ребенка. Гораздо большее количество детей относительно сегодняшней статистики уйдут в семейное образование.   

Новая посткризисная мотивация ученика уже не будет так фатально связана только с ЕГЭ или ОГЭ. Главной опорой и «магнитом» в обучении должно стать сотрудничество педагогов с семьей и детьми.

Интересный урок, контакт с учителями, вовлеченность в учебный процесс уже сейчас выходят в представлении родителей в разряд безусловных приоритетов. И хорошо, что Минпросвещения России ориентирует средства нацпроекта «Учитель будущего» на подготовку эффективного преподавателя.

Больше всего пандемия может повлиять на качество образования в начальных классах. А также на тех ребят, кто в этом году готовится стать первоклашкой.

Умение не только читать, но и понимать прочитанное, критически к нему относиться во многом формируются именно в этот период. И здесь в силу возрастных и психоэмоциональных особенностей уже упомянутый мной контакт с учителем становится залогом успеха для малыша во всех видах школьной и внеурочной активности. К сожалению, дистанционный формат занятий в начальной школе не позволяет полностью компенсировать отсутствие живого общения с педагогом.


Поделиться в социальных сетях или отправить ссылку по почте: