Новости

Какое будущее ждет детские лагеря после пандемии? Рассказывает эксперт ФИРО РАНХиГС Светлана Коваль

На фоне пандемии коронавируса пострадали многие отрасли. Одной из них стали детские лагеря, которые каждое лето посещало огромное количество детей. Как лагеря переживают пандемию? Сколько из них не сможет больше открыться? В чем роль лагерей для общества? Как спасти детские лагеря и какая судьба ждет их в будущем? На все эти вопросы ответила ведущий специалист Центра образовательных программ Федерального института развития образования (ФИРО) РАНХиГС, эксперт в сфере детского отдыха и оздоровления Светлана Коваль.

– Светлана Анатольевна, расскажите, пожалуйста, каковы требования Роспотребнадзора к лагерям в текущей ситуации и как они сказываются на работе лагерей?

– В конце мая были опубликованы рекомендации Роспотребнадзора, требования к организациям, оказывающим отдых и оздоровление детей, в период предотвращения коронавирусной инфекции. И в них очень четко, подробно были изложены требования и к лагерям дневного пребывания, и  для загородных оздоровительных лагерей.

Важным является тот факт, что решение об открытии лагеря принимает региональный оперативный штаб в соответствии с эпидемиологической ситуацией в конкретном регионе и только при условии снятия третьей волны ограничений.

Какие требования перечислены в рекомендациях Роспотребнадзора? Во-первых, смена сокращается с 21 до 14 дней. Это меняет в корне не только формы реализации воспитательной программы лагеря, но и снижает эффективность оздоровления детей. На протяжении всех предыдущих лет Роспотребнадзор приучил организаторов детского отдыха к тому, что оздоровление и восстановление сил организма ребенка происходит по факту на 24-й день смены климата, а уж 21 день – это традиционно выработанный регламент, который позволяет провести за лето три-четыре смены. В период профилактики короновирусной инфекции количество дней в смену сокращается, так как увеличивается промежуток между заездами, поскольку необходимо проведение не только генеральной уборки, но и санитарной обработки, полной дезинфекции территории детского лагеря, всех контактных поверхностей и всех помещений. Раньше на это отводилось два-три дня.

Второе. В рекомендациях Роспотребнадзора прописаны требования «одномоментного заезда всех сотрудников лагеря и детей». Это, конечно, сразу увеличивает расходы на содержание сотрудников. Известно, что в детском лагере есть понятие «педагогический состав» и «технический персонал». К педагогическому составу относятся вожатые и воспитатели, которые традиционно живут и питаются вместе с детьми своего отряда. К техническому персоналу относятся сотрудники, осуществляющие уборку, ремонт, поддержание материально-технического состояния базы. Это повара, кухня и прочее. Как правило, это наемные сотрудники, работающие посменно и проживающие за территорией лагеря. По новым требованиям Роспотребнадзора технический персонал также обязан проживать на одной территории с детьми. Нигде не прописано, из каких средств будет происходить оплата питания сотрудников. Тем не менее понятно, что это требование связано с обеспечением безопасного эпидокружения детей на территории детского лагеря. Сотрудники не имеют права покидать территорию лагеря. Запрещены посещения территории детского лагеря как различными организациями (выездные мероприятия), так и родителями. Родительские дни тоже отменены по причине соблюдения безопасности.

В рекомендациях Роспотребнадзора также предусмотрено сокращение количества детей в лагерях. Есть требование 50%-ной загрузки от изначальной проектной мощности, то есть количество детей в лагере должно сократиться в два раза. Что это влечет за собой? Калькуляция путевок всегда составляется с учетом проектной мощности. При этом все организаторы детского отдыха соблюдают требования надзорных органов, контролирующие определенное количество метров на ребенка, определенное количество детей в отрядах и так далее. Все это было и раньше расписано, и как раз служило одним из оснований для калькуляции путевок. Если количество детей сокращается вдвое, то путевка должна подорожать тоже как минимум в два раза. На стоимость путевки влияет также большое количество употребляемых дезинфицирующих средств, включая специальные лампы, моющие и обеззараживающие средства и препараты и т.п. По факту такое невозможно, поскольку есть определенные ограничения средств и у бюджетных организаций, и у родителей. Ежегодно региональные власти принимают постановления о бюджетном финансировании путевки для детей льготных категорий. Индексация происходит, но, как правило, незначительная. Лагерь не может выставить стоимость путевки выше закупочной стоимости. В коммерческих лагерях все то же самое. Там программы и так более дорогостоящие за счет дорогих условий пребывания, дорогого материально-технического оборудования и дорогих специалистов. Увеличивать стоимость путевки бессмысленно–- она и так достаточно высока.

После выхода рекомендаций Роспотребнадзора директора лагерей посчитали затраты на обеспечение всех необходимых требований, и многие пришли к выводу, что не смогут работать этим летом. А те, кто готов и ждет встречи с детьми, часто до сих пор (в середине лета) находятся в «режиме ожидания» из-за неопределенности эпидситуации в регионе. Например, в Калужской области оперативный штаб сначала 4 раза объявлял о готовности открытия лагерей, потом 4 раза переносил даты открытия, а потом и совсем отменил работу организаций детского отдыха и оздоровления в регионе. В Ульяновской области региональный оперативный штаб отменил ранее заявленную первую смену (в середине июля) в детских лагерях за 12 часов до заезда, когда уже были в полной готовности и сотрудники, и дети, и родители…

Даже тот факт, что в 18 регионах открыто 545 детских лагерей, не покрывает потребности детей в развивающем отдыхе, укреплении здоровья после карантина и самоизоляции и потребности родителей в спокойствии за безопасность ребенка.

На фоне снижения охвата детей организованными формами работы в каникулярный период растет статистика детской смертности в результате несчастных случаев и всевозможных происшествий. Зачастую ведь дети остаются предоставленными сами себе.

– Каким же образом лагеря и санатории пытались выжить в момент пандемии, до получения разрешения на возобновление работы? И что будут делать те, кто не выйдет на работу и решит не открываться? Что с ними станет?

– Начиная с весенних каникул уже стало понятно, что в период карантинных мер и самоизоляции работа детских лагерей вряд ли будет разрешена. Поэтому организаторы детского отдыха активно включились в волну онлайн-программ, онлайн-смен. Многие организации, которые хотели поддержать своих клиентов – детей, родителей − стали бесплатно проводить лагеря в формате онлайн. Это помогло сохранить в какой-то мере субкультуру детского лагеря, а организаторам детского отдыха - почувствовать свою нужность. Практически у каждого лагеря есть свой «костяк», свой определенный состав детей, которые любят ездить в этот лагерь. А онлайн-программы позволили детям и вожатым общаться в правильном контексте. Ребенок, связанный с интернетом, с компьютером, все равно будет искать какие-то развлекательные программы, сайты, игры и прочее. Поэтому была выстроена программа в формате онлайн, которая давала возможность детям попробовать себя в различных мастер-классах, участвовать в образовательных проектах, побывать на экскурсиях, посетить галереи и другие развивающие программы, выставки, обсудить интересные книги и фильмы, попеть вместе любимые песни, поиграть с друзьями в игры и так далее. Это стало некой альтернативой изоляции и замкнутости в четырех стенах. Но это никогда не сможет заменить реального общения и реальных эмоций, которые испытывает ребенок в коллективе сверстников.

Что же будет с теми организациями, которые не смогли, не захотели открываться и работать дальше? Я сразу могу сказать, что «не захотел» – тут, наверное, меньше всего такое количество организаций. В основном те, кто не смог. Требования, которые были разработаны Роспотребнадзором, для многих небольших детских лагерей заведомо являются «неподъемными». Перекладывать это на плечи родителей, которые сами оказались в непростой финансовой ситуации, – не реально. Ждать помощи от государства – не у всех есть на это собственные ресурсы и время. Вот почему так много, особенно коммерческих лагерей, уже приняли решение не открываться этим летом. В Московской области это почти 70%.

В бюджетных лагерях другая ситуация. Если у детского лагеря учредитель – крупная государственная организация, она может взять на себя расходы на дезинфицирующие средства, на компенсацию питания сотрудников, сформулированных Роспотребнадзором в рекомендациях. Как правило, детские загородные лагеря, обеспечивающие отдых и оздоровление детей льготных категорий, детей, попавших в трудную жизненную ситуацию, из неблагополучных семей, финансируются из регионального бюджета. И в тех регионах, где позволяет эпидситуация, изыскиваются все возможные ресурсы, для того чтобы открывать лагеря для таких детей. 

Выживание летом 2020 года сферы детского отдыха и оздоровления зависит не только от экономической помощи государства (хотя это необходимое условие), но и от позиции самих директоров и организаторов. Я имею возможность общаться с разными директорами – и муниципальных и частных детских лагерей – и теми, кто не открывается, и теми, кто открывается, и теми, кто думает об этом. Я вижу три стратегии.

Первое – это ожидание. Готовность и ожидание. Те, кто ждет, верит, надеется и готовится к открытию. 

Второе. Существуют организации, которые каким-то образом перепрофилируются, причем не круто – в магазины или еще что-то, − а внутри социально ориентированного бизнеса, но, например, переключатся на работу с семьями, на детско-взрослые группы. Перепрофилируют свои лагеря в кемпинги, в базы отдыха, в центры дополнительного образования. То есть это близко к направлению детских лагерей, но в то же время это, наверное, менее хлопотно, чем работа с детьми. Потому что когда родители с детьми заезжают, то лагерь находится под совершенно другой мерой ответственности: «Да, мы обеспечим вашу безопасность, мы обеспечим меры дезинфекции. Но содержательные моменты работы с детьми уже на вашей совести».

Третье же направление – это те, кто просто говорит о том, что выходит из этого бизнеса, видимо, вообще и навсегда. Понимаете, здесь не только финансовый пессимизм, здесь не только финансовые потери. Здесь ситуация: «А нужны ли мы вообще?». У некоторых и такие мысли бывают: «Значит, наша отрасль никому не нужна, значит, никто не может ее поддержать, и значит, наша работа не нужна. Мы будем искать себе другие пути своей самореализации». Это, конечно, худший вариант.

– А какие меры стоит применить для спасения от закрытия большей части лагерей и санаториев?

– Эти меры давно описаны и направлены Правительству РФ и Президенту. Профессиональное сообщество организаторов детского отдыха, общественные организации, начиная с апреля пишут письма во все инстанции. Сейчас, понимая какая ситуация складывается с детским травматизмом и детской смертностью от несчастных случаев, к письмам и просьбам о мерах поддержки детским лагерям присоединились депутаты Государственной Думы. Если сейчас уйдет большое количество организаций из этой сферы, мы опять окажемся в ситуации, как было когда-то с детскими садами, когда маленьких детей некуда было девать. Только эта ситуация будет гораздо хуже – все-таки маленький ребенок может с кем-то посидеть, а большой ребенок сидеть с кем-то не будет, большой ребенок пойдет на улицу. И чем это грозит, мы все прекрасно знаем. 

– Какие меры могут предприниматься, если в лагере или доме отдыха после открытия появятся зараженные коронавирусом дети или сотрудники?

– В рекомендациях Роспотребнадзора описан и этот регламент действий. Во-первых, в лагере ежедневно – утром и вечером – измеряется температура у детей. При повышенной температуре или признаках ОРВИ и ОРЗ ребенок изолируется до приезда родителей или скорой помощи.

По факту уже известны такие случаи. Например, в одном из лагерей, где выявлен сотрудник с наличием инфекции, (один тест показывал отсутствие короновирусной инфекции, второй тест-нет) – вывезли всех контактных, с которыми общался этот сотрудник, − и детей, и взрослых. Не весь лагерь закрыли, а вывезли тот отряд, тех детей, которые контактировали с этим сотрудником. В другом лагере был выявлен ребенок с признаками заболевания, он был помещен в изолятор под наблюдение, согласно регламенту Роспотребнадзора.

– Светлана Анатольевна, по вашему личному мнению, что ждет отрасль детских лагерей в ближайший год и что нужно для ее восстановления?

– Для восстановления, конечно, нужна экономическая поддержка. Та, которая оказывается другим отраслям бизнеса. Финансируются кредиты, налоговые льготы и так далее. Для сохранения же нужны экономические рычаги. Потому что методически мы уже выстроили систему. У нас существует научное сообщество, у нас существует методическая поддержка, которой мы можем поддерживать лагеря, программы и содержание работы с детьми.

Я остаюсь оптимистом. Работа с детьми вообще требует оптимизма – ты работаешь в настоящем, но на будущее. А у нас это еще и опосредованный результат – через повышение профессиональной квалификации специалистов сферы детского отдыха и оздоровления. Мы уже не сможем работать, как раньше, просто на отдых и оздоровление, у нас очень много сделано в контенте развивающего образовательного отдыха, образовательных программ, дополнительного образования. Ведь уникальность детского лагеря именно в сочетании социализации и образования. Ребенок приобретает новые знания и навыки, пробует себя в различных видах деятельности, многие из них – уникальные, и с ними можно познакомиться именно в лагере.

Поделиться в социальных сетях или отправить ссылку по почте: