Новости

Эксперт РАНХиГС Павел Глухов: "Пандемия обострила старые проблемы дополнительного образования детей"

Как система дополнительного образования детей выдерживала испытание коронавирусом? Все ли дополнительные общеразвивающие программы должны выполнять воспитательную функцию? Какие цифровые сервисы пользуются повышенным спросом в данной сфере? Об этом корреспонденту сайта Президентской академии рассказал ведущий научный сотрудник лаборатории «Открытое образование» Федерального института развития образования (ФИРО) РАНХиГС Павел Глухов.

– Павел Павлович, как чувствует себя система дополнительного образования детей после трех месяцев вынужденной самоизоляции учеников и преподавателей?  

– Эпидемия коронавируса стала серьезным испытанием для всех, включая и организации дополнительного образования. Думаю, что помимо прочего, сказался фактор дополнительности этой сферы. Многие семьи еще до кризиса воспринимали эти программы как что-то второстепенное, дополняющее занятость детей. А в период пандемии, когда все дети (да и взрослые тоже) приникли к экранам, непрерывное сидение за стеклом обернулось раздражающим фактором. Значительная часть родителей стали отказываться от онлайн-версий дополнительного образования для своих детей на весь период карантина, так как нагрузка на здоровье стала очень высокой. Как со стороны школы, так и организаций открытого образования. Настолько, что это стало вступать в противоречие с санитарными нормами.

Во-вторых, информатизация в системе дополнительного образования детей (или сокращенно ДОД) стартовала задолго до коронавируса. Были запущены типовые модели частичного или полного перевода ряда образовательных программ в дистанционный формат. В некоторых регионах разрабатывались собственные цифровые платформы, и так далее. Но во многих случаях эти модели к ситуации массового перехода на дистант готовы не были. Одна из причин – недостаточная мощность серверов. Возникла необходимость использовать сервисы, которые имеют в своём распоряжении необходимые мощности. Среди таких наибольшую популярность в месяцы форс-мажора обнаружили Zoom rooms, Skype, YouTube. Использовались, как видите, в основном непрофильные сервисы, которые не заточены под учебную логику и образовательные задачи. Так, например, Zoom и Skype создавались для проведения дистанционных совещаний. А YouTube – это вообще видеохостинг.

Тот факт, что данные сервисы подошли большинству педагогов, может свидетельствовать о достаточно широкой распространённости в системе ДОД не слишком современного и продуктивного так называемого «трансляционного подхода к обучению». Но следует быть аккуратным в выводах. Поскольку из-за отсутствия качественных многофункциональных платформ для занятий онлайн, многим живым программам пришлось попросту мимикрировать до стандартов «совещательных сервисов». А отдельным педагогам — не представилось возможным перевести свои интерактивные методики в дистанционный формат. В частности, по физкультурно-спортивной и художественной направленностям.

Большинство программ технической направленности, опять-таки, сталкиваются с подобным же барьером, поскольку предполагают работу детей с дорогостоящим оборудованием. А как заниматься дистанционно спортом? Тоже большой вопрос. Ребята должны двигаться, выполнять упражнения, участвовать в тренировках. Но где обеспечить осуществление этих компонентов в отсутствии гимнастических залов, тренажерных площадок, кортов?  

Ситуация с ковидом очень сильно оголила все эти слабые стороны «онлайнизации» детских увлечений. Плюс ко всему, судя по нашим исследованиям ещё до пандемии, всего 9% родителей и 12% детей отдавали предпочтение дистанционному формату программ дополнительного образования. Те и другие ещё до ковида считали, что этот формат менее эффективен, к нему было мало доверия. А весной, когда всех массово перевели в дистант, родители увидели, насколько он неудобен, и выразили неприятие IT-инструментов образования.

Экстремальный вынужденный переход в онлайн посеял хаос и непоследовательность. Получилось так, что конечный пользователь чаще видел негативную сторону онлайн-занятий. У многих появился страх, что теперь всегда будем учиться в таком режиме (родители даже петицию подписывали против перевода обучения в онлайн). На самом деле многие дистанционные программы нравятся детям, они высвобождают огромное количество их времени. Всё зависит от того, как поставлено дело.

 Иначе говоря, перевод дополнительного образования в онлайн продолжается. Это вопрос ближайшего будущего?    

– С моей точки зрения, на сегодняшний день трудно найти действительно удобную для организаторов и учащихся дополнительных общеразвивающих программ цифровую платформу.  

Сошлюсь на опыт нашей лаборатории. Мы реализовали несколько программ дополнительного образования в удаленном режиме. В том числе, вели модуль на всероссийском конкурсе «Я гражданин». Использовали Zoom, не отвечающий, повторюсь, образовательным потребностям пользователей.

В других случаях (на программах, которые предполагают групповую работу детей) этой платформой не ограничиваемся. Скажем, работаем с Trello, когда учащиеся распределены по командам. Здесь у ребят появляются интерактивные доски, а на них можно размещать промежуточные результаты работы команд. Эти доски отменяют такой рудимент как необходимость переписываться в почте, чтобы отслеживать выполнение проектных заданий.   

В Zoom, на наш взгляд, самая удобная схема деления на группы, на виртуальные залы. В иных платформах эти возможности слабо представлены. «Движок» платформы что-то позволяет, а чего-то не позволяет сделать в плане добавления набора функций. Поэтому в будущем важно подумать о комбинации таких платформ и их возможностей в рамках единого IT-продукта.  

– Принятая в 2014 году федеральная Концепция развития дополнительного образования детей декларирует обеспечение права каждого ребенка на развитие, личностное самоопределение, самореализацию. В 2020 году программами ДОД должно быть охвачено 75% детей в возрасте от 5 до 18 лет. В этой связи вопрос: как можно расширить доступность творческих студий и мастерских за счет дистанционных форм преподавания?

– Прежде всего задачу роста доступности ставит перед системой дополнительного образования детей Национальный проект «Образование» в федеральном подпроекте «Успех каждого ребенка». Один из его ключевых показателей формулирует цель – обеспечить к 2024 году охват этими занятиями 80% детей в возрасте до 18 лет.

И в этом плане ключевой урок, который преподнесла пандемия, не слишком обнадеживает. Его можно обозначить так: не стоит делать ставку на дистанционные форматы обучения как ключевое средство обеспечения доступности. Прежде всего, на мой взгляд, не ведется соответствующая работа с потребителем онлайн-контента. Во-вторых, родителям дополнительное образование представляется пока не слишком ясно. Например, занятия с репетитором воспринимаются многими семьями как один из вариантов дополнительного образования.

– То есть, в действительности домашние педагоги не имеют отношения к системе ДОД?

– С юридической точки зрения, не имеют. Программы дополнительного образования не должны дублировать содержание школьных программ. На этом основании часто (но не всегда) отклоняются авторские курсы репетиторов, которые они оформляют как общеразвивающие программы ДОД. Это не означает, впрочем, что мы не можем в рамках ДОД открыть кружок по математике. Просто математика в этом случае не должна повторять школьную – ни в темах, ни в способах подачи материала.    

Но у системы есть и другие резервы для роста. Так, основные охваты в ней сегодня обеспечиваются физкультурно-спортивной и художественной направленностями. Но к этому ли мы стремимся? Думаю, нет. С учетом того, что в последние несколько лет все чаще и активнее обсуждаются инженерно-технические направления, программирование, робототехника. Но несмотря на все предпринимаемые государством гигантские усилия, эти прорывные для экономики образовательные траектории пока не выглядят в глазах родителей приоритетными.

Когда мы анализировали причины такого ценностного парадокса, то столкнулись с неожиданным клише в сознании родителей. Оно состоит в том, что для многих из них далеко не очевидна воспитательная функция инженерно-технических программ, а наличие воспитательного процесса они полагают очень важным. Например, считают, что если запишут дочку на программу художественной направленности, то у ребёнка будет развиваться вкус, эстетика и пр. Всё это приписывается «воспитательному действию программы». Хотя на большинстве таких программ оттачивается комплекс специализированных навыков, не более.

И точно так же спорт, как утверждают многие родители, делает из детей «сильную волевую личность», формирует «умение преодолевать трудности». Тогда как далеко не каждый второй спортсмен (танцовщик) является успешным человеком в жизни. Но в этом и весь пафос. Несмотря на то, что миф о воспитательной природе упомянутых активностей расширяет радиус своего действия, никто с этими домыслами не борется. А воспитательная польза современных детских лабораторий искусственного интеллекта, научно-исследовательских парков и КБ, где ведутся эффективные инженерно-технические программы, скрыта от родителей.

Во-вторых, сейчас активно стимулируется негосударственный сектор в сфере ДОД. Дорогу сюда открывает ему система нормативного подушевого персонифицированного финансирования. Думаю, что вхождение этого сегмента в сферу детских увлечений нуждается в нарастающей поддержке из бюджета. Появление конкурента из малого бизнеса способно сделать разнообразнее эту систему. Но потребует выстраивания плотной работы и взаимодействия с представителями частного сектора. Дело в том, что многие программы от подобных организаций далеко не всегда демонстрируют должный уровень качества.

 
Поделиться в социальных сетях или отправить ссылку по почте: