Новости

Галина Резапкина стала лауреатом литературно-общественного конкурса "Преодоление"

8 сентября 2020 года в Московском городском отделении Союза писателей России состоялось награждение победителей Большого дистанционного литературно-общественного конкурса «Преодоление».

Лауреатом в номинации «Гранатовый браслет», учрежденной  в честь 150-летия со дня рождения великого русского писателя А.Н. Куприна, стала Галина Резапкина, старший научный сотрудник Федерального института развития образования РАНХиГС. Жюри литературного конкурса высоко оценило цикл рассказов нашего сотрудника «Заметки школьного психолога».

Далее мы предлагаем их вниманию нашего читателя!

 

 

Галина Резапкина

ЗАМЕТКИ ШКОЛЬНОГО ПСИХОЛОГА

 

Визит к «спихологу»

«Вы только не расстраивайтесь», – сказал опасный дядька, и мама тут же начала расстраиваться. По крайней мере, раздваиваться из-за слез, навернувшихся на глаза Юрика. Ему с самого начала не нравилась эта затея – узнать у какого-то спихолога, надо ли ему, Юрику, идти в школу в этом году или лучше подождать. Всю дорогу домой Юрик думал, что он сделал не так. Когда облезлый дядька спросил, какого цвета листья осенью, он сразу вспомнил, как в прошлом году они с папой делали для мамы осенний букет из листьев клена. Листья были веселые: красные, оранжевые, желтые… Когда Юрик сказал «веселые», дядька-спихолог дернулся и, удовлетворенно хмыкнув, что-то записал в своем блокноте. Тогда Юрик решил, что его ответ понравился. Теперь он уже начал в этом сомневаться. Потом у него спросили, что такое черешни, груши, сливы и яблоки. Юрик хотел сказать, что это фрукты, но вовремя вспомнил, что черешня – это ягода, и промолчал. Потом спихолог спросил: «Собака больше похожа на кошку или на курицу?» Юрик подумал, что странный дядька так шутит. Наверное, смеяться не следовало, потому что затем странный поинтересовался, чем похожи друг на друга белка и кошка. Видимо, для него это было важно. И он мог обидеться, когда Юрик засмеялся. Чтобы как-то исправить положение, Юрик стал рассказывать, как они с мамой в парке кормили белочку. Дядька заскучал и начал посматривать на часы. Мама заволновалась. Время, отпущенное на консультацию, заканчивалось, а список вопросов еще не был пройден и до половины. Сейчас Юрик думал, что надо было рассказать спихологу, что он уже немного умеет читать, считает до ста, правда, иногда забывает, как называется число сорок, что ему уже купили портфель, как у десантника – с коричнево-зелеными разводами, что тетя, которая готовила Юрика к школе, сказала маме, что в школе он будет отличником. Судя по тому, как обрадовалась мама, быть отличником было хорошо и правильно. А теперь мама огорчена… Ну ничего! Юрик знает, что делать. Надо расспросить ребят, которые уже побывали у спихолога, и узнать, какие ответы ему понравились. Тогда на следующий год его точно возьмут в школу!..

 

Заложница

 «Вы справитесь?» – озабоченно спрашивает гувернантка тройняшек десяти лет – девочек и мальчика. Я должна определить, на что они способны. Дети неприязненно смотрят на меня и продолжают разговор, начатый за дверью: «Зачем ты нас сюда привела? Помнишь, что ты обещала?»

Мне смешно. С этими котятами? Да на моих тренировках по дзюдо дюжина трудных подростков по струнке ходит! Да я всю жизнь мечтала тигров дрессировать!

«Вы занимайтесь своими делами, а мы – своими, хорошо?» – то ли спрашивает, то ли утверждает мальчик. Пытаюсь перехватить инициативу: «Вы сейчас выполните несколько интересных заданий, которые помогут вам узнать свой характер и свои способности». «Котята» меня внимательно разглядывают. Потом мальчик решает: «В вашем распоряжении сорок минут».

За сорок минут проблематично провести диагностику интересов и склонностей, определить особенности интеллекта и темперамента… «Мы будем работать столько, сколько нужно. И вообще,  вы – мои заложники», – говорю то ли в шутку, то ли всерьез – как получится. Мальчик оценивающе смотрит на меня и задумчиво говорит: «Это вы –  наша заложница. Нас – больше».

Мне становится не по себе. В моем распоряжении осталось полчаса, а я все еще не могу установить контакт с детьми. Вдруг девочка замечает воздушный шарик в виде сосиски, оживляется и говорит мне: «Правда, на пенис похож?» Есть контакт?… Сестренка одергивает ее: «Как тебе не стыдно!» Та удивляется: «А что я такого сказала? Ведь правда похож!» Мальчик в это время разглядывает детские рисунки на стене. Хватаюсь за них, как за соломинку: «Любишь рисовать?» «Нет».

Зато сестренки любят. Сдуру предлагаю нарисовать им свою семью. Девочки впадают в истерику. Сама на грани. Осталось двадцать минут. Удается подсунуть мальчику куб Линка. Это двадцать семь кубиков, грани которых раскрашены по определенным правилам. Из них надо сложить большой куб с гранями одного цвета. Вобщем, разборный кубик Рубика. Методика диагностирует и развивает логическое мышление и пространственные представления, побочный эффект – успокаивает. Но не в это раз. Куб Линка не складывается, потому что «каким-то уродам пришло в голову раскрасить стороны в разные цвета». Кубики с грохотом разлетаются по кабинету. Зато девочки с энтузиазмом рисуют «несуществующее животное». Проективные методики – вещь довольно рискованная, что выдаст подсознание клиента и что потом с этим делать – вопрос, которым большинство психологов предпочитает не заморачиваться. Я в ужасе от перспективы интерпретации. Десять минут… Мальчик что-то вспоминает, смотрит на часы и радостно сообщает: «Все, ваше время вышло!» Даже не спорю…

Сдаю детей гувернантке, говорю, что надо бы встретиться еще раз, потому что времени было мало. Нет, больше платить не надо, за те же деньги. Гувернантка сочувственно улыбается, дети вежливо прощаются. Несколько месяцев  в страхе жду повторного визита. К счастью, результатами консультации так никто и не поинтересовался. Пора менять профессию. Хочется чего-то менее экстремального. Может, и вправду заняться укрощением тигров?


 

Поделиться в социальных сетях или отправить ссылку по почте: