Новости

Борис Илюхин в прямом эфире РБК: переход на дистанционное обучение младших школьников особенно болезненный

29 сентября в прямом эфире РБК обсуждали возможный перевод школ на дистанционное обучение в новом учебном году. Экспертом в студии РБК стал директор научно-исследовательского центра систем оценки качества образования ФИРО РАНХиГС Борис Илюхин.


РБК: Школы России могут закрыться на карантин с 1 октября. Подобные слухи родители обсуждают на форумах, в социальных сетях. Власти уверяют, что верить слухам не стоит. Есть ли объективные причины для перевода школьников на дистанционное обучение?

Борис Илюхин: Система образования, как любая система – это такая штука, которая должна управляться на основе данных и объективной информации. Поэтому, нужно говорить не о слухах и сплетнях, а о той объективной информации, которой, может быть, мы с вами не вполне  владеем, но точно владеет Роспотребнадзор, доводя ее до сведения региональных органов исполнительной власти и они уже принимают те или иные решения, основываясь на объективной информации. Поэтому я практически уверен, что Сергей Семенович Собянин, когда принимал решение о продлении каникул, руководствовался информацией, которая дана Роспотребнадзором. Исходя из этого говорить о том, будет карантин или нет - рано.

РБК: Какова статистика дистанционки на сегодня, если она есть?

Борис Илюхин: Статистику ведет Министерство просвещения, я могу сказать, что она каждый день меняется. Но пока стоит говорить о единичных классах в субъектах Российской Федерации. Ситуация в разных регионах у нас разная. Еще раз повторюсь, пока это точечная история, связанная с отдельными классами. Закрытие школ больше связано, наверное, с сезонным гриппом, а не с коронавирусом.

РБК: Дистанционное обучение власти называют крайней мерой, наверно, еще и потому что она недостаточно эффективно показала себя этой весной?

Борис Илюхин: Дистанционное обучение такая вещь, которая подходит далеко не всем детям в силу возрастных особенностей. Например, есть начальная школа, которой очень тяжело обучаться дистанционно и требуется вербальный контакт. Поэтому, что этой весной, что следующей, что через год ситуация вряд ли поменяется. И переход на дистанционное обучение младших школьников особенно болезненный. В старшей школе можно  отрабатывать методики обучения, дистанционные образовательные технологии, разрабатывать новые программные продукты. Но нужно понимать, что эта история также не всем подходит.

РБК: Рост заболеваемости коронавирусом у детей в шесть раз выше, чем у пожилых людей, которых закрыли по домам.

Борис Илюхин: Дети общаются, в силу возраста редко соблюдают социальную дистанцию. Им бывает тяжело эту историю объяснить. И понятно, что они являются источником повышенной опасности для своих родственников.

РБК: Дети переносят этот вирус практически бессимптомно. Работа в школе в условиях пандемии представляет опасность для учителей, тем более возрастных.

Борис Илюхин: Рекомендации Роспотребнадзора никто не отменял. Школы стараются таких учителей по возможности выводить из активной фазы занятий. Любой нормальный директор, конечно, это делает.  У нас зона риска – это мы с вами, независимо от того, где мы находимся: работаем ли мы на телевидении или в больнице. Соблюдение социальной дистанции – это для всех.

РБК: Если учитель работает и очно, и дистанционно, его нагрузка возрастает. Учителям доплачивают за это?

Борис Илюхин: Ну это в компетенции школы доплачивать учителям. Нормативно-правовая история, к сожалению, сейчас это не регулирует. Проводить занятия дистанционно, конечно, тяжелее. Нужно готовиться, нужно осваивать какие-то вещи, которые раньше не использовались. Естественно, нагрузка кратно возрастает у учителей.

РБК: Как, по вашему мнению, такая практика необходима? Практика доплаты учителям?

Борис Илюхин: У нас учителя относятся к той категории людей, которой нужно платить как можно больше. За их тяжелый труд, за их огромную ответственность перед  детьми.

РБК: В Воронежской области приготовили какой-то план на случай возвращения на дистанционное обучение. Это частная инициатива или есть какой-то соответствующий федеральный циркуляр на этот случай?

Борис Илюхин: Федеральных циркуляров нет,  но любой здравый руководитель должен готовить план на случай возникновения чрезвычайной ситуации. Мы с вами заходим в помещение, а там висит план эвакуации. Примерно так.

РБК: В случае перехода на дистанционное обучение, какие уроки следует извлечь из предыдущего удаленного обучения? Какая должна быть проведена работа над ошибками?

Борис Илюхин: Много историй, которые достаточно хорошо рассматриваются и будут рассматриваться в школах. Тут нужно говорить об изменении в методике преподавания, надо говорить о том, что какие-то формы занятий подходят лучше, какие-то хуже. Например, не стоит нагружать детей какими-то бесконечными контрольными работами через интернет. Не стоит делать какие-то собственные видео уроки в огромных количествах. Имеет смысл взять то, что у нас уже есть: и видео-учебники, и лекции. Очень важен контакт с ребятами. Есть технологии, как опрашивать детей во время урока с использованием дистанционных технологий. Надеюсь, что школы их рассматривают.

РБК: А нововведения какие – то есть? Ранее писалось, что учителям приказывалось вести уроки на определенных сервисах.

Борис Илюхин: Вы сейчас рассматриваете частную историю города Москвы, которые заключили договор с компанией Microsoft. Когда учителя и школьники оказались между собой на тех или иных платформах, нередко были случаи, когда платформа не справлялась, зависала и приходилось переходить из одной платформы на другую, были многочисленные жалобы родителей . Москва нашла возможность оснастить всех единым ресурсом.

Поделиться в социальных сетях или отправить ссылку по почте: